Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Ориджиналы

Преданность Натаниеля
Огромный океан с единичными островками, над которым возвышается город ангелов, как всегда был умиротворённым. Бескрайнее количество воды, заглянув в которое можно увидеть человека, над которым тот или иной ангел покровительствует.
Огромная глыба камня, легко парящая над океаном, была покрыта белыми пушистыми облаками, на которых сидели белокрылые, общаясь и помогая своим подопечным. На самом краю северной стороны города, были высокие золотые ворота, вход в Рай, где можно было связаться с Богом.
Один из ангелов, в отличие от других, сидел на самом краю города, свесив ноги в пустоту, а руками закрыв уши и крепко зажмурившись. Мысли его человека заставляли сжиматься ангельское сердце. Страшные, гневные, ненавистные мысли иголками впивались в тело ангела, заставляя жмуриться от боли.
Он вспорхнул с края, и камнем полетел вниз, окутывая себя крыльями. И лишь приближаясь к океану, ангел расправил их, опускаясь на островок и наклоняясь к воде, чтобы разглядеть своего человека.
Тот сидел на скамье в парке, хмуро глядя в небо, будто смотрел в глаза своему ангелу. Глаза человека были цвета пасмурного неба, и ненависть, скользившая в них, пугала его покровителя.
В ушах звенел крик отчаянья и горя, который не срывался с губ парня. Он кричал и звал на помощь, душа молила и обливалась горькими слезами. Приблизив вид, ангел смотрел на парня так, будто его лицо находилось в паре сантиметров от лица подопечного. Аккуратно опустив палец в воду, ангел, вопреки запретам, коснулся лба своего человека, тихо шепча:
- Я рядом. – Убрав руку, ангел почувствовал, как крик души стал тише, а на лице парня появилось удивление.
Ангел не знал, как помочь своему человеку, поэтому наблюдал, как медленно текут дни, недели, месяца, и слушал гнев своего человека. И, наверное, он бы никогда ничего не предпринял, если бы не услышал молитву парня, обращённую не Богу, как делают другие люди, а именно ангелу.
- Прошу тебя. Помоги. Ты сам мне сказал, что рядом. Помоги мне.
Взмахнув огромными белоснежными крыльями, ангел вспарил ввысь и полетел в сторону ворот.
Осторожно опустившись перед ними, он легко раскрыл их, проходя внутрь. Сразу же голос его подопечного затих, и в голове, наконец, наступил покой и тишина. Сделав пару шагов, он услышал мелодичный тихий голос Бога.
- Проходи.
Сделав ещё несколько шагов, он опустился на одно колено и, склонив голову, тихо прошептал.
- Извини, что побеспокоил тебя Отец.
- Ты бы не пришёл без надобности Натаниель, - ответил голос. Глаза ангела были закрыты, но это не мешало ему ощущать присутствие Все Вышнего.
- Мой человек… - Натаниель нервно облизал губы, - … он всё время просит помощи, его душа полна отчаянья.
- Ты хочешь уйти к другому? – всё также спокойно поинтересовался Бог.
- Нет, - отрицательно помотал головой ангел, - я хочу помочь. Я не брошу его. Он просит помощи у меня.
- В таких случаях обычно люди обращаются ко мне, но видимо ты для своего человека, более ценен…
- Это не так! – Ангел был убеждён, что сердце парня было полно любви к Богу, а помощи он попросил у него, лишь потому что понимал, как много просят у Бога другие.
Тихий мелодичный смех, коснулся слуха ангела, и он удивлённо замер.
- Ты такой преданный Натаниель. – Мягко произнёс Отец ангела. - Но помочь ты ему сможешь, только если спустишься вниз. – Посерьезнев, добавил Бог.
- Если я спущусь, то обратно не вернусь, ведь так?
- Да. Готов ли ты сломать свои крылья и приобрести тело в людском мире?
Ангел замер. Он знал, что лишь пару ангелов сломали свои крылья, ради подопечных. И сейчас ему задали прямой вопрос, на который он боялся ответить. Натаниель понимал, что лучший выход это поменять подопечного, но тогда человек останется без поддержки, пусть и не видимой и не очень ощутимой, но без поддержки. Ангел сжал кулаки, собирая всю волю, что у него есть, вспоминая молитву, и твёрдо произнёс:
- Я готов. – Ангел почувствовал, как его крылья обхватили невидимые руки, и приготовился к боли.
- Ты должен знать, что спустившись вниз, ты будешь обязан переродиться, но я сделаю так, что ты сразу обретёшь тот возраст, который у твоего подопечного. И ты больше не будешь слышать ни мой голос, ни мыслей своего подопечного. Ты станешь обычным человеком, которого я услышу, только через молитву. Но все твои знания, я оставлю при тебе. Ты всё ещё согласен, Натаниель?
- Да, - твёрдо сказал ангел и почувствовал раздирающую боль в области лопаток.

Парень внезапно проснулся, как будто от толчка. Широко открыв глаза и сев на кровати, он чувствовал такую опустошённость, будто единственный луч света, освещавший его жизнь, померк.
От накатывающей паники, парень тяжело задышал и покрылся испариной. Но неожиданный звонок домашнего телефона, отвлек его. Быстро поднявшись, он вышел в коридор и поднял трубку настенного телефона.
- Да? – отозвался парень.
- Дмитрий Анатольевич? – послышался грубый мужской голос.
- Я слушаю.
- В нашем отделении, сидит парень, утверждающий, что он ваш родственник.
- Что? – удивился Дима. Учитывая, что его родители погибли в автокатастрофе, когда ему было двенадцать, а других родственников у него не было, удивление вполне обычная реакция.
- Я ему передам трубку. – Послышалось какое-то шуршание, отдалённый разговор и вот в трубке послышался голос, который заставил замереть на месте, перестав дышать.
- Дима? – мелодичный, бархатный голос.
- Кто это? – Грозно бросил парень. Ведь лучшая защита - это нападение.
- Забери меня. Я в полицейском участке, на Кремлёвской пятнадцать. Я жду. – Дмитрий уже хотел было возмутиться, но короткие гудки на конце другого провода, дали понять, что ответа и не требуется. Со злобой повесив трубку, он пошёл обратно в постель, ворча себе под нос, о глупых людях, уверяя себя в том, что ни за что не поедет туда. Но уже через пятнадцать минут парень садился в вызванное такси, называя адрес.
Доехав до полицейского участка, Дима попросил подождать таксиста и, захлопнув дверь, быстро вошёл внутрь. Подойдя к стойке регистратуры, он назвал своё имя и сказал, что ищет родственника, полицейский назвал номер кабинета и указал направление.
Постучав по деревянной поверхности и услышав приглашение войти, он, повернув железную ручку, приоткрыл дверь и зашёл внутрь кабинета, как вдруг его сзади обняли. Он так сильно удивился, что не скинул с себя руки, а просто развернулся в объятиях, встретившись со светло-коричневыми глазами, которые с такой нежностью и добротой смотрели в его собственные, темно-серые. Светлые, пшеничного цвета, лохматые волосы и светлая кожа незнакомца, выбивали парня из колеи.
- Ну, что идём? – прозвучал мелодичный голос блондина, отчего у Димы, даже ноги подкосились. Настолько родным и светлым был этот голос, что вызывали у парня огромное чувство радости. Он почувствовал, как тёплая, нежная рука, касается его собственной и не сильно сжимает ладонь, выводя из кабинета.
Как доехали они до его квартиры, Дима почти не помнил, всё было как будто в тумане, а когда незнакомец начинал говорить, хотелось закрыть глаза и слушать только его голос и всё равно, что тот скажет.
Вынырнул из этого небытия Дима, когда услышал характерный щелчок, при закрывании его входной двери. Перед ним стоял тот самый незнакомец, который был чуть ниже него ростом и, смотря своими медовыми глазами, тихо спросил.
- Ты в порядке?
- Нет, - покачав отрицательно головой, отозвался Дима и, с трудом отведя взгляд от незнакомца, спросил. – Ты, вообще, кто? Гипнотизер что ли?
- Нет, - с улыбкой ответил Натаниель и добавил, - я обычный человек.
- Ты не можешь быть обычным! – обвиняющее бросил Дима, отодвигая от себя незнакомца, на расстояние вытянутой руки.
- Почему ты так считаешь? – прислонившись к противоположной стене и опустив голову, спросил падший ангел.
- Проведя рядом с тобой всего пятнадцать минут, я просто… я… - Дима тяжело задышал, закрыв рукой лицо. Натаниель сразу же отстранившись от стены, подошёл к парню и осторожно обнял его, тихо прошептав:
- Я рядом. – Парень замер, шокировано раскрыв глаза. Сердце пропустило удар, он поднял взгляд, вглядываясь в лицо напротив стоящего человека.
- Ты…
- Тише, всё теперь будет хорошо. Я рядом. Давай пойдём в кровать. – Заставляя Диму оперяться на себя, сказал Натаниель и осторожно повел парня в спальню. Это оказалось труднее, чем он себе представлял, но преодолев дверной проём, и пару метров, падший ангел скинул с себя парня на кровать, осторожно ложась рядом.
Поднеся руку к лицу Димы, он осторожно провел пальцами по смуглой коже щеки, запуская пальцы в каштановые волосы парня.
Он знал, что обретая человеческое тело, его душа перестаёт быть неприкосновенной, а значит, после смерти, он не попадёт ни в Рай, ни в Ад. Он будет в пустоте. Но он также понимал, что если Дима выберет нужный путь, он попадёт в Рай, потому что все остальные пути его жизни ведут в Ад. Натаниель хотел помочь.
Этот год, для Димы будет переломным моментом, а потом, если всё будет так, как запланировал падший ангел, он найдёт девушку, на которой, впоследствии, жениться и заведёт детей, а смерть подкрадётся к нему на семьдесят третьем году жизни, забирая с собой в Рай.
Натаниель поднялся с постели и, встав перед зеркалом, снял с себя футболку, отбросив её на пол. Развернувшись к зеркалу спиной, он взял со стола маленькое зеркальце и, посмотрев на отражение в зеркале, в котором виднелась его спина, увидел огромные шрамы на лопатках.
Тихо вдохнув, он убрал маленькое зеркальце обратно на место и, обернувшись, посмотрел на своё отражение.
- Откуда эти шрамы? – Поинтересовался приподнявшийся с кровати Дима, от неожиданности Натаниель вздрогнул и посмотрел на парня.
- Они появились вследствие моего выбора.
- Выбора? Какого? – непонимающе спросил брюнет и, поднявшись с кровати, подошёл к падшему ангелу, рассматривая шрамы.
- Правильного выбора. – Ответил Натаниель, наклоняясь и беря в руки брошенную футболку, не дав Диме прикоснуться к шрамам.
- Как твоё имя? – Задал запоздалый вопрос парень.
- Никита, - Улыбнулся Натаниель. Ему не хотелось, чтобы Дима знал о том, что он являлся ангелом, поэтому выдумал обычное имя и даже придумал историю, почему он позвонил именно ему.
- И как же ты, Никита, сумел убедить полицейских, что я твой родственник? Откуда у тебя, вообще, мой номер телефона? – Не унимался парень, наседая на незнакомца. – И почему ты сказал: «Я рядом»?
- И так, всё по порядку. – Установил Никита и выставил вперёд пятерню, загибая каждый палец, отвечал на тот или иной вопрос.
- Сказал, что я приехал к родственнику и потерял бумажник, но знаю номер твоего телефона. И, конечно же, я назвал первые цифры, что пришли мне в голову. А что я ещё должен был сказать, когда у тебя случился приступ?
Логическая цепочка ответов Никиты, вполне удовлетворяла Дмитрия, поэтому он, немного нахмурившись, кивнул и ушёл в другую комнату. Блондин же остался в комнате и как только парень скрылся за дверью, медленно обернулся, смотря на свою спину. Он даже плечами подвигал, будто размахивая крыльями.
Послышался голос Дмитрия зовущего его с кухни и падший ангел сразу же пошёл на голос.
- Чай будешь? Я уже сделал нам обоим. – Сказал брюнет, указывая рукой на стул и приглашая сесть Никиту рядом. Блондин, приняв приглашение, разместился на стуле и, посмотрев на чашку чая, стоявшую перед ним, повернулся к Диме, намереваясь выполнить то, зачем сюда прибыл.
- А чем ты занимаешься? – небрежно бросил он.
- Ничем, - отводя взгляд, отозвался брюнет. – А что ты собираешься делать? У меня жить? – Никита как никто другого знал, что за этой колючестью, Дима скрывает всю свою доброту.
- Можно мне у тебя неделю перекантоваться? Потом я сразу же уйду! – Заметив, как хмурятся брови собеседника, сразу же уверил его блондин. – Так чем ты занимаешься?
- До этого пытался поступить в институт, а сейчас ничем.
- В какой? – Сразу же зацепившись за ниточку начал выуживать признания блондин.
- Педагогический. – Неохотно отозвался Дима. Он так давно ни кем не говорил, не потому что у него нет друзей. Они есть. Просто после очередного провала на вступительных экзаменах, как то уж совсем расхотелось с кем-либо общаться. А этот человек в нём пробуждал такие эмоции, которых он давно не испытывал.
- Не получается сдать экзамены?
- Да. – Выдохнул парень и взял в руку кружку, чтобы отпить ещё горячий чай.
- А если я помогу? – Брюнет сразу же удивлённо воззрился на собеседника.
- Без толку. – Отмахнулся парень. - Я второй год подряд пытаюсь.
- Но предыдущие два года не было меня. – Стоически ответил ему блондин, повторяя движение Димы и делая глоток чая.
- Ты так убеждён в этом, - горько усмехнулся парень.
- Через месяц будет вторая волна. И ты на неё пойдёшь.
- Чего это ты раскомандывался?! – Возмутился брюнет.
- Я знаю, что так будет лучше. – Спокойно сказал блондин.
- Ты ничего не можешь знать. – Сузив глаза, саркастично ответил ему Дима.
- Но ведь… - Смотря в окно и делая глоток чая, начал Никита, – … ты будешь очень счастлив, поступив в педагогический институт. – Он повернулся к застывшему парню и с нежностью улыбнулся.
- Я подам заявку во вторую волну, если ты скажешь, откуда у тебя шрамы на спине. – На такое заявление блондин отвел взгляд, но всё же решил сказать правду, но, не вдаваясь в подробности.
- Это сделали подчиненные Отца, взамен того, чтобы я оказался здесь. – Посмотрев в глаза собеседнику, он увидел сменяющие друг друга эмоции.
- То есть, это сделал с тобой твой Отец?
- Да. – Кивнул Никита, не видя в этом ничего предосудительного, ведь это была плата.
- А мои родители умерли в автокатастрофе, когда мне было двенадцать. Мы ехали на море, но папа, не справившись с управлением, съехал с дороги и мы упали с обрыва. Так я пролежал в машине с умершими родителями около пяти часов, пока спасатели нас не вытащили.
Сам Натаниель помнил это событие, и даже чувствовал тот ужас, что испытывал Дима, когда был заперт в машине.
- Значит, ты завтра встаёшь и идёшь в институт подавать заявку на сдачу экзаменов во второй волне. – Улыбнулся Никита, заставляя брюнета вынырнуть из неприятных для него воспоминаний.
Дима никогда не думал, что может чувствовать такое щемящее чувство в груди и более сильное в сердце, заставлявшее его мысли вращаться в эротических фантазиях с участием блондина. Вот сейчас, когда тот так улыбается, хотелось обнять и почувствовать его ответные объятия, поцеловать и почувствовать, как его губы двигаются в ответ. Сам брюнет никогда за собой не замечал такого рода наклонностей, но то, что именно этот парень заставлял его чувствовать что-то сродни любви, он был уверен на все сто.

На следующий день Дима отправился в институт подавать заявку. Почему только сейчас он подумал об абсурдности всей вчерашней ситуации. Это было настолько немыслимо и невероятно, что брюнет даже подумал, а не причудилось ли ему всё это. Но блондин, встречающий его на пороге с широченной улыбкой и теплыми объятиями, внятно давали понять, что галлюцинациями тут и не пахнет.
После недели их совместной жизни, Дима сам попросил остаться Никиту у себя в квартире, на что тот так счастливо улыбнулся, отчего брюнет не удержался и легко поцеловал парня. Просто коснулся губ, без какого-либо намёка на интим. Блондин сначала удивился, но потом крепко обнял Диму, благодаря за понимание ситуации, в которой тот находился.
Их отношения не развевались дальше дружеских и таких лёгких поцелуев в губы. Дима, конечно, хотел, но боялся, что блондин оттолкнёт его и бросит, а уж такого он точно не переживёт. Ведь за последние полгода, ему всё чаще в голову приходили мысли о суициде, а теперь, когда появился Никита, он был счастлив.

За три дня, до последнего экзамена, когда Дима напряжённо запоминал названия стихотворений и их поэтов, Никита сел рядом с ним и, прокашлявшись, отвлёк брюнета от учёбы.
- Я хотел тебе кое-что сообщить. – Сказал блондин, усаживаясь поудобнее.
- Я слушаю, - откладывая учебник, напрягся Дима. Слишком официально начал Никита, учитывая, как близко они теперь знакомы.
- После того, как ты сдашь последний экзамен, я уйду.
- Куда? – Задал Дима первый вопрос, пришедший в голову. И не успел блондин даже рта раскрыть, как брюнет продолжил, уже возмущаясь. – Как это уйдёшь?! Ты же обещал остаться!
- Мне здесь делать больше нечего. – Пожав плечами и удивлённо глядя на Диму, ответил падший ангел.
- И что это значит?!
- Это значит, что ты сдашь свои экзамены и поступишь в институт, а дальше твоя жизнь пойдёт в гору, главное не сворачивай с этого пути. – Спокойно вкрадчиво, объяснил Никита, по крайней мере, ему так казалось. – А теперь учи.
- Нет! – Он схватил блондина за руку и, потянув на себя, повалил на диван, нависая сверху. Глаза его просто пылали от ярости. Он, резко наклонившись, грубо поцеловал Никиту, уже не просто касаясь губ, а проникая внутрь языком.
Блондин, ударив Диму по щеке, сумел скинуть его с себя и отойти на расстояние.
- Что ты творишь? – Возмутился он.
- Заставляю тебя остаться со мной. Я люблю тебя и никуда не отпущу. Если надо будет, привяжу, запру, но не отпущу.
- Что ты такое говоришь? – с испугом смотря в потемневшие глаза брюнета, удивлённо спросил Никита, отходя назад к стене, потому что Дима, поднявшись, надвигался на него как тень.
- Я хочу тебя. – Внезапно приблизившись и прижимая блондина к стене, прошептал он ему в самое ухо. Никита начал биться и оттолкнув от себя, вытянул руку, показывая, чтобы тот остановился и не подходил.
- Нельзя! Ты попадёшь в Ад. Это не правильный путь. – Оказавшись в такой ситуации, он начал понимать, почему люди совершают грехи. Быть свидетелем этого и оказаться участником - две разные вещи.
Он понимал, что испытывает совсем не те чувства, которые нужно, именно поэтому решил уйти раньше, чем это было запланировано.
- Если надо отдать душу Дьяволу, чтобы ты остался со мной, я согласен. – Никита вскинул голову, упираясь взглядом в решительные темно-серые глаза парня, и заплакал.
- Нет! – Крикнул он, чувствуя, как Дима грудью упирается в его вытянутую ладонь. – Ты должен будешь на втором курсе встретить девушку, на которой потом женишься, у вас появятся дети, и ты обретёшь тот покой, о котором мечтал… - не дав договорить падшему ангелу, брюнет перебил его.
- Я и так обрёл покой, находясь рядом с тобой. – Он накрыл ладонь Никиты своей и, подняв к губам, поцеловал, проскользив языком до локтя.
- Я ведь именно для того, чтобы твоя душа попала в рай, пришёл сюда.
- О чём ты? – Подойдя немного ближе, спросил Дима.
- Я твой ангел-хранитель. Ты был в таком отчаянье, что я решился и пришёл к своему Отцу, прося спуститься к тебе и вмешаться в твою судьбу, он ответил, что для этого придётся вырвать мои крылья. Но я знал, как тебе трудно, поэтому и согласился. – Брюнет, молча, стоял рядом с рыдающим падшим ангелом, и пытался переварить ту информацию, которую ему только что дали. Он просто нутром чуял, что Никита не такой. Просто не такой, как он. Но всё равно ему было плевать на это, ведь рядом с ним, Дима не чувствовал того отчаянья и ненависти к жизни, что была до встречи с блондином.
- Ты меня спас, - прошептал Дима и развернув к себе лицом Никиту, твёрдо произнёс. – Мне нужен только ты. Если за жизнь с тобой мне нужно отдать душу, я согласен. Ты спас меня.
Никита стоял, тяжело дыша, и когда брюнет закончил своё признание, вопреки всем своим убеждениям, почувствовал счастье. Поэтому, когда Дима поцеловал его, проникая языком внутрь, Никита, не задумываясь, ответил на поцелуй и обнял парня за шею. Это было своеобразное заявление, что он лучше наплюёт на все законы и уставы, чем предаст человека, который зависит от него.
Целуя и обнимая друг друга, парни дошли до дивана и рухнули на него. На мгновение, оторвавшись от блондина, Дима стянул с себя майку и, снова впившись в губы Никиты, запустил под футболку последнего горячие руки, лаская чувствительные места.
В голове обоих был какой-то белый обволакивающий туман, не позволявший задуматься и осознать грешность всей ситуации, заставляющий лишь чувствовать и действовать на инстинктивном уровне. Комнату заполняли звуки тяжелого дыхания и слабые стоны от удовольствия.
Полностью раздевшись и вспоминая, что для начала Никиту надо растянуть, Дима заставил блондина подняться и развернуться к нему спиной, становясь на четвереньки и хватаясь за подлокотник руками. Проникая двумя пальцами внутрь падшего ангела и начиная растягивать его изнутри, брюнет продолжал ласкать отзывчивого любовника.
Больше не выдержав, Дима поднялся и, подведя напряжённый член к узкому отверстию, осторожно начал проникать. Быстрые движения, шлепки и хриплые стоны, зазвучали в комнате. Брюнет продолжал ласкать парня и почти на пике удовольствия нагнулся и прикоснулся губами к шрамам на спине блондина, заставляя того прогнуться и кончить на кожаный диван. Дима же почувствовав, как кольца мышц сжались на его члене, рыкнул и, сделав последние глубокие толчки, кончил.
После секса, немного придя в себя, брюнет обнял парня, еле державшегося на ногах, и повел его в душ.

После душа, лёжа на кровати в халатах, Дима тихо спросил.
- Так ты ангел?
- Уже нет. – Поворачиваясь и придвигаясь ближе к брюнету, произнёс Никита.
- Вот ты был моим ангелом-хранителем… - дождавшись кивка от блондина, тот продолжил. – И в чем это выражалось?
- Я слышал твои мысли. Я слышал твою душу. – Ответил падший ангел и посмотрел в глаза своего любовника. – Когда ты сдашь экзамен, мне надо будет сходить в церковь, или мечеть. Не имеет значения.
- Хорошо. – Кивнул Дима и закрыл глаза, расслабляясь и чувствуя тепло исходящее от Никиты.

После экзамена Димы, который тот благополучно сдал, Натаниель до самого закрытия священного здания, молился, вымаливая прощение Отца. И пообещал, что больше, даже в мыслях, не назовёт себя неопороченным именем Натаниель.
Услышал ли его Бог? Никита не знал.
Категория: Ориджиналы | Добавил: Lilu-san (12.01.2012)
Просмотров: 749 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Милый такой фэнтезийный оридж.Вот что значит любовь)) smile Но тут ошибка автора-если Натаниэль отказался от своих крыльев сам, его не наказывали, то он никак не может быть *падшим* ангелом.Можно было заменить *бывшему* ангелу и т.д.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]