Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Ориджиналы

Запрет
Начнём с того, что моя среднестатистическая семья, живущая в Пскове, ничем не отличалась от других. Мама работает на местном канале – пишет текст для телеведущих. А папа работает капитаном полиции. Ещё есть старший брат, возраст которого превышает мой немного немало на восемь лет. И за то время, что он уехал в Москву учиться, он приезжал лишь однажды, два года назад, в день своего выпуска из института.
С чего бы ему возвращаться обратно в этот город? Я честно не знал. Я его, вообще, не знал. В детстве мы никогда не общались, да и сейчас я узнаю новости о нем лишь от родителей.
Мне шестнадцать, и я учусь в девятом классе. На дворе апрель месяц, и тающий снег, ручьями бегущий по открывающемуся асфальту, напоминал про лето. Солнце пекло с каждым днём всё сильнее, и учиться уже совсем не хотелось.
В выходные дни мы поехали за ним в аэропорт. Зачем родители взяли меня с собой, я так и не понял. Задавая этот вопрос, они отвечали: «Лёша, это ведь твой брат приезжает!».
Стоя в наушниках в зале ожидания рядом с родителями и смотря, как женщина с ребёнком встречает мужчину, высадившегося с самолёта, я явственно видел разницу между нашими семьями.
Внезапно меня обняли сзади. Ну, не совсем обняли, а обхватили рукой за шею, крепко сжимая, будто пытаясь задушить, отчего мои наушники сползли, и я услышал шёпот.
- Что же ты меня не встречаешь, как подобает, а?
Я вывернулся из захвата и встал напротив парня, немного превышавшего мой рост, одетого в футболку и джинсы. Это был брат. Я смотрел на него удивлённо. Вот уж не думал, что он, таким образом, решит обратить моё внимание на себя.
- Чего молчишь? – с усмешкой спросил меня Костя, и я, подняв правую бровь, как делал это обычно, ответил:
- С приездом, - поправив наушники, я демонстративно отвернулся, краем глаза замечая, что он не обратил на это никакого внимания и начал общаться с родителями.

Когда брат скрылся за дверью ванной комнаты, я, проходя на кухню, где мама делала нам чай, спросил:
- А почему Костя вернулся?
- Потому что ему здесь предложили хорошую работу, к тому же мы с отцом уезжаем на два месяца в отпуск, а ты должен хорошо сдать промежуточные экзамены, чтобы поступить в наш местный техникум, – мама продолжала заниматься делами, раскладывая еду на стол.
- Я и без присмотра отлично могу заниматься! Он, сто процентов, приведёт своих друзей или девчонок в дом и, вообще, не даст мне готовиться! – взорвался я от такого недоверия и упрямо посмотрел на мать, которая собиралась что-то ответить, но её перебили.
- Неужели ты обо мне такого плохого мнения? – дав мне легкий подзатыльник, спросил Костя, проходя на кухню. Мне стало немного стыдно за своё поведение, и я поспешил его переубедить:
- Это не так, - я быстро скрылся в коридоре, направляясь в ванную комнату, откуда вышел брат, но услышал его низкий смех и покрылся румянцем.
Намыливая руки, я пытался успокоить отчего-то быстро бьющееся сердце. На самом деле, слова о том, что я ничего не помню о своих отношениях с братом – полная чушь. Были два ярких эпизода, которые, наверное, навсегда, отпечатались в моём сознании.

<i>Октябрь уже не баловал нас теплом, а расписание одиннадцатых классов отличалось от моего, поэтому вопреки обыкновению я шёл до школы в одиночестве. Какие-то уроды зажали меня во дворе одного из домов, где мы обычно с Костей сокращали путь, пытаясь отработать у меня деньги и новый телефон с MP3-плеером.
- Отпустите! – вырываясь и пытаясь убежать от них, закричал я, но мне зажали рот и уже собирались ударить, но брат вовремя подоспел, разогнав их, благодаря тому, что они были немного младше и мельче него.
Помню, в те минуты борьбы с ними, Костя казался мне круче любого супергероя того времени. Разогнав их, он подошёл ко мне и, давая лёгкий подзатыльник, а другой рукой вытирая каплю крови, стекающую с уголка рта, произнес:
- Так и думал, что ты без меня отсюда пойдёшь, – я кинулся к нему, обнимая за талию и уткнувшись в грудь лицом, начиная плакать. Он обнял меня, прижимая к себе, успокаивая. Проводив до школы, Костя сказал, чтобы без него я больше через ту дорогу не ходил. </i>

Я усмехнулся, смотря на свою физиономию, отражающуюся в зеркале, и, качнув головой, начал вытирать руки о махровое полотенце, вспоминая второй не менее важный эпизод.

<i>Выйдя из школы, я решил дождаться Костю, поэтому, не зная, как себя занять, начал ходить из стороны в сторону, временами огибая школьный двор. Внезапно я заметил, что кто-то стоит за школой, где обычно либо курили, либо дрались. Любопытство взяло вверх, и я выглянул из-за угла, сразу же узнавая в одном из парней брата.
Он стоял напротив троих таких же старшеклассников, что-то вяло обсуждая с ними, они явно злились, ну, а брат, как обычно сохранял хладнокровие. Меня внезапно захлестнулась ярость, я никогда не чувствовал такого, мне просто захотелось сделать им больно. Я хотел защитить брата.
- Помогите! – закричал я во всё горло, привлекая внимание, наверное, всех, даже тех, кто просто проходил мимо школы.
Парни повернулись ко мне, и лицо Кости вытянулось, когда он увидел меня. Парни, спорящие с братом, сразу же ретировались, а я подбежал к нему со счастливой улыбкой на лице, понимая, что спас его, прямо как он тогда меня. Но вместо благодарности, я увидел цепкий и грозный взгляд серых глаз брата, который с осуждением смотрел на меня, явно давая понять, что я ему помешал.
После того раза, я чувствовал такой стыд и обиду, что до отъезда Кости не разговаривал с ним и всячески пресекал его порывы. </i>

Я вернулся на кухню, где все уже разместились за столом и ждали меня. Сев напротив брата, я невольно склонил голову, не смея поднять взгляд на Костю, который о чём-то говорил с папой. На самом деле, я до сих пор чувствовал ту неловкость, что возникла у нас в последнем году проведённом вместе.
- Как твоя учёба, Лёш? – внезапно обратившись ко мне, спросил Костя, и я посмотрел на отца, который тоже ожидал моего ответа.
- Всё хорошо. Я собираюсь поступать в технический техникум на плотника. Хочу попасть в бюджетную группу, поэтому надо будет усердно заниматься, - я ковырял ложкой пюре с кусочками жареного мяса и, подперев лицо рукой, начал трапезу.
- Я тебе помогу с математикой. Ты подходи, если что, – я и так знаю, что ты отличный брат и всегда мне поможешь и ненавидишь, когда помогают тебе. Не надо об этом всё время мне напоминать.
- Угу, - промычал я, пережёвывая еду.
Я из-под ресниц глянул на него, замечая явные изменения: горбинка на носу стало выпирать больше, изменившаяся причёска, которая делала его взрослее, погрубевшие руки. В общем, всё давало знать о его зрелости.

Так как его комната превратилась в сбор хлама, родители временно решили поселить его в моей комнате. Расстелив на полу огромный надувной матрац, мама дала ему подушку и одеяло. Первым в душ пошёл он, а я пока посидел в интернете, и когда он вышел, благоухая свежестью, я выключил компьютер, пошёл умываться.
Лёжа на кровати, я чувствовал себя так неуютно и напряжённо, что боялся лишний раз пошевелиться. Возможно это напряжение чувствовал и Костя, потому что тихо сказал:
- Уснуть не можешь? – я сглотнул и, прочистив горло, ответил:
- Нет, я уже засыпаю.
- Ты врёшь, - с улыбкой произнёс он, и, почему-то, мои губы сами растянулись в улыбке, - Помню, когда тебе было лет пять, ты всегда, когда не мог заснуть, ложился спать со мной.
- И моментально засыпал? – спросил я после того, как он замолчал, потому что эту часть своего детства я не помнил.
- Нет, - прошептал он, и я услышал шорох, видимо он перевернулся, - ты всегда спрашивал меня о разных вещах.
- Допустим? – не унимался я и повернулся к нему лицом, в темноте было плохо видно, но то, что он повернулся ко мне лицом, это точно.
- Почему не существуют супергерои? Почему у нас нет крыльев? Почему мы не можем дышать под водой? – парадируя мой детский голос, говорил он.
Я засмеялся, поворачиваясь на спину и прижимая руки к животу. Костя лишь улыбался. Я видел, как на щеке у него собралась кожа, и белые зубы обнажились, показывая ровный ряд. У него была великолепная улыбка, не такая как у меня. Я совсем не умел улыбаться.
- Я потом закрывал твой рот рукой и грозно говорил, что если ты не уснешь, то я тебя выгоню, - он прыснул в кулак и продолжил рассказывать, - Ты сразу же замолкал. Тесно прижимаясь ко мне, а засыпая, всегда говорил: «Спокойной ночи, Костя. Я тебя люблю».
Мы оба как-то смущённо замолчали. Я помнил, что такое было, потому что в сознании всплывали отдельные картины. Из-за чего он внезапно замолк, я не знал, наверное, ему было стыдно, что он всё это помнил до сих пор.
Молчание затянулось, и я решил, что брат просто заснул, так что спустя минут десять, я тоже погрузился в сон.

Родители должны были уехать через неделю, и меня терзали противоречивые чувства все семь дней. Общение с братом и просто ощущение того, что он рядом, было похоже на то, будто я обрёл то ценное, что когда-то давно потерял. Это походило, будто я вновь включил ту самую песню, которая всегда пела в моменты счастья, или тот подарок, с которым я никогда не расставался. Возможно, даже первая любовь, после которой у тебя остались светлые и нежные чувства к другому человеку.
Слова, сказанные мной в детстве о любви, действительно соответствовали внутренним чувствам, я до сих пор мог сказать, что я люблю его. От такого откровенного осознания я даже покраснел. Не пристало говорить парню шестнадцати лет о словах любви, тем более брату. Чувство неловкости рядом с ним оставалось всё время.

На следующий день после отъезда родителей я сходил в школу и, вернувшись, застал брата готовящим обед.
- А у тебя работа когда начинается? – спросил я, сняв ботики и пройдя на кухню.
- Так хочется меня реже видеть? – сказал он с лёгким сарказмом в голосе.
- Ты же знаешь, что это не так, - ответил я, тихо отворачиваясь и направляясь в ванну.
- Если бы… - донеслось до меня, и я закрыл дверь на защёлку, включая воду и прислоняясь спиной к двери.
Я снова почувствовал стыд. Костя замечательный человек, лучше, чем кто-либо из моих знакомых. Добрый и ласковый, мужчина, который никогда не причинит боли. Временами у меня начинала болеть рука, ладонь жгло от желания провести рукой по темным, короткостриженным волосам брата. Или происходило помутнение рассудка от непрошенных, непристойных мыслей. Нет, там не было ничего откровеннее поцелуя в щёку, но это было так глупо и неописуемо нелепо, что я пытался прогнать мысли, заставляющие меня краснеть.
Я вымыл руки и вышел из ванной комнаты, сразу же направляясь на кухню, чтобы пообедать. Мы ели молча, я не знал, что спросить или что сказать, но вихрь вопросов на разные темы, крутился в моей голове.
- Ну, у тебя есть девушка? – спросил неожиданно Костя и я поднял взгляд, дожёвывая пищу.
- Нет, а у тебя?
- Нет, - так же ответил он и почему-то улыбнулся. Я удивленно смотрел на его улыбку и после недолгого молчания спросил.
- Почему ты улыбаешься?
- Потому что рад, - ответил он, подняв свои добрые серые глаза на меня. Я смутился, но не покраснел и даже не отвел взгляд. Неожиданно мне так захотелось смотреть в его глаза, чувствовать, как они глядят в ответ и, возможно, что-то увидеть в них.
- Тебя так долго не было, - не отрывая взгляд, сообщил я тихо.
- Ты скучал? – не смеясь и не расстраиваясь, спросил он. Сейчас у нас обоих был такой отрешенный вид, будто мы говорили не разумом, а чувствами.
- Конечно. А ты? – он внезапно опустил взгляд и съел ложку супа, оставляя мой вопрос без ответа.
Я тоже опустил голову и, сжав ложку в ладони, спокойно выдохнул, приступая к поглощению приготовленной еды. Странное ощущение напряжения между нами приводило меня в бешенство.
Я с грохотом поднялся из-за стола и поблагодарив его за приготовленный обед, вышел из кухни, направляясь к себе в комнату. Я подхватил сумку, лежавшую возле порога, и с топотом прошёл по коридору, заходя в свою спальню. Со злостью отбросив её на стол, я прислонился к двери, кусая нижнюю губу, и съехал по деревянной поверхности вниз, садясь на пол.
Я начал размышлять не только над действиями брата, но и над своими. Почему я так хочу, чтобы наши отношения изменились? Потому что я люблю его, он ведь мой брат. Разве не очевидно? Я закрыл лицо руками и громко выдохнул. Сейчас мне надо подняться и пойти к Косте, чтобы сказать всю правду.
Я тихо вышел из комнаты, стараясь не шуметь, и прошёл на кухню. Заглянув туда, я увидел склонившегося над раковиной и стоявшего спиной ко мне Костю, который с силой сжимал края столешницы, тяжело дыша.
- Костя? – позвал его я, проходя в комнату.
Он резко обернулся и посмотрел на меня растеряно. Взгляд метался по лицу, грудь ходила ходуном, а руки продолжали конвульсивно сжиматься в кулаки.
- Костя? – подходя к нему, снова позвал я. Мне уже стало страшно, оттого что он не отзывался. Я подошёл почти вплотную и осторожно коснулся его лба рукой, – Ты в порядке?
Он поднял руку и провёл ею по моей щеке, я продолжал стоять, не двигаясь, хотя, наверное, от такого движения, любой другой парень отшатнулся бы. Но мне казалось это таким естественным и совершенно обыденным, что я не придал этому значение.
- Ты так вырос, - прошептал он, похоже, приходя в себя.
- А ты повзрослел, - ответил ему в такт я и слегка улыбнулся.
Он наклонился, прикасаясь к моим губам своими, вовлекая в запретный поцелуй. Языком, проникая ко мне в рот, рукой он обнял меня за талию, прижимая к себе. Я не сразу отреагировал, поэтому, когда до меня дошло происходящее, я резко оттолкнул его от себя и, пятясь назад, прижался к обеденному столу, во все глаза, смотря на брата, стоящего напротив меня.
- Что ты… - испуганно прошептал я и, заметив, что брат собирается двинуться на меня, оттолкнулся от стола, чтобы выбежать из кухни.
Меня нагнали возле двери, поймав за рубашку и уронив на пол, сразу же зажимая руки над головой и пресекая какие-либо попытки выползти.
Я тяжело дышал, паникуя и потерянно смотря на брата, который нависал надо мной, жадно всматриваясь в черты лица.
- Ты стал таким красивым, - прошептал он, и холодный пот прошиб меня от осознания того, что сейчас произойдет. Он в любом случае сильнее меня. Я чувствовал это по силе, с которой он прижимал меня к паркету коридора, а это означало, что единственное, что я могу, это подчинится, тогда возможно остальные его действия будут не так болезненны.
- Костя, отпусти меня. Я обещаю, что не буду сопротивляться. И давай только не на полу в коридоре, - я постарался придать своему взгляду решительный и серьёзный вид, но встретившись с его растерянным, почувствовал, что если попытаюсь, смогу убежать.
Внезапно он отпустил мои руки и даже приподнялся с меня, но я, не двигаясь, продолжал лежать, лишь прижав руки к груди и растирая болевшие места.
- Что ты сказал? – вот этот голос мне абсолютно не понравился, звучал он жестоко и грубо, казалось, что если я скажу что-то не то, он ударит меня. Поэтому я молчал, напрягаясь всем телом и приготавливаясь к сопротивлению, в случае, если он действительно ударит меня.
- Ты хоть понимаешь, что я собирался сделать? – спросил он, усмехаясь. В таком состоянии он был похож на психически больного человека, но я ведь его брат, я тот, кого он никогда не обидит. Я приподнялся, садясь и почти утыкаясь в широкую грудь брата, и обнял его руками за талию, вдыхая родной запах.
- Я… - закрыв глаза и потеревшись щекой о футболку, прошептал я, - люблю тебя.

После того разговора в коридоре, Костя поднявшись с меня, просто напросто убежал. Я его не видел три дня. Он не только не вернулся, но даже не удосужился позвонить мне. Чёрт!
По правде говоря, я не злился, а ужасно беспокоился. Потерять его навсегда казалось мне самым ужасным, что могло произойти на свете. Даже если бы он меня тогда взял меня на паркете, не думаю, что моё мнение изменилось.
Внезапно входная дверь скрипнула и я, встав из-за стола на кухне, спотыкаясь на ходу, выбежал в коридор, сразу натыкаясь на спокойное лицо брата. Двинувшись с места, я крепко обнял его и сжал футболку на спине.
- Где ты так долго был? – спросил я, наконец, отпуская его и делая шаг назад.
- Мне надо с тобой поговорить, - сказал он и, сняв обувь, прошёл на кухню. Я последовал за ним и сел напротив, растерянно смотря на его серьёзный взгляд серых глаз.
- Ты хоть понимаешь, что я хочу тебя? Хочу в этом контексте, принимает значение слова секс.
- Я это понял, еще, когда в коридоре лежал под тобой.
- И ты согласен? – удивлённо и разочарованно завопил он, и его напускное спокойствие испарилось.
Я как-то устало выдохнул, опуская плечи и закрывая глаза. Согласен ли я на то, чтобы мой брат вставил мне? Даже просто вопрос вызывает у меня вихрь в голове. Как такое возможно? Это же абсурдно! Но я согласен. Да, чёрт возьми. И почему же я согласен? Как я, вообще, могу согласиться? Но…
- Я не знаю, – открывая глаза и встречаясь с его осуждающим взглядом, ответил я.
- Тогда я тебя изнасилую, - сказал он и поднялся со стула, подходя ко мне и подхватывая за локоть, сразу же таща в мою спальню.
Зайдя в комнату, он отпустил меня и, захлопнув за нами дверь, закрыл её на защёлку. Я продолжал стоять и даже сделал шаг вперёд навстречу Косте. Он обернулся и встал напротив меня, наклоняясь и приникая к губам. Я обхватил его за шею, прижимаясь к нему, и также страстно ответил на поцелуй. Единственная мысль, крутившаяся в голове в тот момент, была: «Пропади всё пропадом!».
Он опустил меня на кровать, продолжая целовать и попутно стягивать с меня одежду. Я отвечал на любые его прикосновения и ласки, он нежно касался моей кожи дрожащими руками и горячими губами.
Любовь безгранична. Друзья и родственники, это те же любовники, просто душевные. Желание испытать с кем-то близость, значит лишь, что вот именно этот человек вам дороже других.
Болезненное проникновение, сопровождалось сладкими ласками, которые заставляли меня забыться. Движения Кости были плавными и осторожными, я измученно улыбнулся, чувствуя толчки внутри, и бессознательно простонал имя своего брата, когда он вошёл резче и глубже.
Наше соитие продолжалось довольно долгое время, доставляя удовольствие нам обоим. После, лёжа на кровати и засыпая, я почувствовал, как Костя обнял меня, сильно прижимая к себе и начиная шептать извинения.
- Костя, - высвободив руку, я провёл ею по щеке брата и обнял его в ответ, прижимаясь ко всё ещё разгоряченному телу, - за что ты извиняешься?
- Я люблю тебя.
- Я тоже люблю тебя, - улыбаясь, ответил я и подарил лёгкий поцелуй своему любовнику.
- Не так как я, - ответил он с горечью в голосе.
- Я больше не переживу расставания с тобой. Я так корил себя последние восемь лет тем, что не общался с тобой всё-то время, что ты ещё оставался в доме. Мне не важно, как все остальные посмотрят на наши отношения. Это не их дело. И не им нас судить. Я люблю тебя.
- Я идиот, - сказал он и приник к моим губам с нежным поцелуем.
Категория: Ориджиналы | Добавил: Lilu-san (05.03.2012)
Просмотров: 1160 | Рейтинг: 1.6/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]