Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Aeterna historia amor

Aeterna historia amor
Виталик бежал по тротуару, желая попасть в другой город, страну, планету, но не находиться здесь. Он мчался, не замечая людей, дыхание было прерывистым, а в голове путались мысли. Ему было слишком страшно, чтобы раздумывать над чем-то. Выдохшись, он прислонился о стену одного из магазинов, находившихся вдоль дороги. Приложив руку на грудь, он старался успокоить дыхание и унять тупую боль в области сердца. 
Не то, чтобы он был трусом или не хотел видеться с Андреем. Просто, ему было страшно. Увидеть любимого человека с пустым взглядом, лежащего в койке больницы, было страшно. Но ведь помимо этого, ему придётся приходить к брюнету чуть ли не каждый день, и если у него никого нет, то всю оставшуюся жизнь заботиться о нём. Андрей в любом случае будет нуждаться в Виталике больше чем он в брюнете. Это слишком неожиданно, это слишком трудно и это слишком страшно. Связать всю свою оставшуюся жизнь с человеком: который не сможет ходить, который не сможет прогуляться, который не сможет жить обычной жизнь. 
Виталик закрыл лицо руками и сполз на асфальт. Это слишком трудно для него. Он понимал, что если сейчас он не пойдёт к Андрею, то уже не пойдёт к нему никогда, а если пойдёт, то жизнь им обоим предоставит ещё множество испытаний, с которыми они вряд ли справятся. 
- Слишком сложно. Слишком трудно, - шептал Виталик, уткнувшись лицом в колени и обняв руками ноги. 
А вы когда-нибудь задумывались, сможете ли жить с больным человеком или с человеком-калекой? Когда почти каждое его действие будет выполняться с вашей помощью. Он ведь даже в туалет не сможет самостоятельно сходить. И естественно первое время он будет, либо апатичен к окружающему, либо агрессивен, обвиняя всех в своей болезни или травме.
Виталик резко поднялся, отчего голова у него неожиданно закружилась, и он снова опёрся спиной о стену. Сердце гулко стучало, отбивая слова помощи на азбуке Морзе,  в глазах было темно, а в голове метались мысли. Он не мог решить и от взвешивания всех «за» и «против» его голова раскалывалась. Это было похоже на персональный ад. Это было похоже на грань, на черту, после которой идёт разветвление жизни, и ты должен выбрать, куда идти дальше.
Он проклинал тот день, он проклинал водителя, себя, Андрея и судьбу. Он разрывался между голосом разума: «Оставь его позади!», и между голосом сердце: «Будь с ним всегда!».
И если бы не случай. Если бы Андрей вышел на минуту раньше, если бы водитель не завёл машину с первого раза, если бы они тогда не поругались, если бы они не встретились, если бы Виталик не пошёл в клуб. Если бы…
Жизнь жестка, не так ли?
 
Андрею в палату принесли цветы и, поставив их в вазу, разметили на тумбочке возле его кровати. 
- Вам принесли цветы, - улыбнувшись, сообщила медсестра. Брюнет меланхолично повернул голову в сторону тумбы и, глядя на цветы, в его глазах начала просыпаться жизнь. Потому что этот сорт и цвет мог принести лишь один человек. 
   
Flashback
Парни сидели у Виталика дома и после секса пили чай. Да уж, жизнь в тот момент казалось такой скучной. 
- Андрей, а какие цветы ты любишь? – Неожиданно спросил парень, заставив брюнета удивлённо поднять брови. – Я спрашиваю серьёзно! – Смеясь на такой немой вопрос, ответил Виталик.
 - Разве это принято спрашивать не у девушек? – Саркастично подметил Андрей.
- Мне просто интересно. – Надувшись на такое отношение к его вопросу, ответил парень. – Я, вообще то, хотел просто начать разговор. 
Андрей ласково улыбнулся на такое надутое лицо и, затушив докуренную сигарету и немного подумав, ответил. 
- Красная гербера. – И увидев удивлённый взгляд любовника, пояснил. – Это любимые цветы мамы. Они всегда росли у нас, и я думаю, они выглядят симпатичнее роз. Не понимаю, почему девушки так любят розы? – Потянувшись за туркой, спросил Андрей. 
- Говорят, красные розы на языке цветов означают любовь. – Пояснил Виталик, допивая кофе.
- Интересно, а что значат красные герберы?
Flashback
 
Он начал верить в то, что жизнь может быть не такой уж и жестокой, какой была до этого. Он не мог понять лишь, откуда Виталик узнал, что он тут, хотя ему сейчас было абсолютно на это наплевать. Андрей подтянулся на руках, усаживаясь поудобнее на кровати и заворожено смотрел на красные герберы. 
Сердце забилось в новом ритм, с надеждой и ожиданием. Он даже позволил себе слабо улыбнуться.
Хлопок двери отвлёк его от созерцания цветов. К нему зашёл доктор, а медсестра принёсшая цветы с улыбкой смотрела на брюнета, держа в руке целлофановый пакет с продуктами. Хмурый доктор насторожил Андрея, но когда тот взглянул на брюнета, в его глазах и поведение проскользнула какая-то неуверенность или что-то такое, а потом счастливая улыбка окрасило его лицо. В тот момент это ускользнуло от взгляда брюнета, и он просто с ожившими глазами смотрел на врача, который с напускной радостью и грустью сообщил, что к нему пришёл посетитель, но часы для посещений уже закончились и они не могут впустить его.
Андрей пристально смотрел на доктора, потом провел по бёдрам руками.
- Ясно. – Сказал брюнет тихо, что медперсонал еле услышал. 
 
Доктор шёл по коридору в свой кабинет и размышлял над случившимся. Естественно, у него нет никакого права осуждать друга пациента, который сбежал сразу же после того, как узнал, что произошло с брюнетом. 
Но проблема заключается не в этом, а в том, что тем букетом, отнесённым в палату, он подарил угасшую надежду брюнету. А значит, тот начал надеется, только вот надежда окажется напрасной. 
Доктор знает, как трудно живётся и людям с травмами и их родным, которые каждый день о них заботятся. Сколько раз он видел слёзы счастья на глазах родных из-за того, что пациент жив, столько же видел и горечи, через год жизни с ним. Это действительно тяжело. 
Но как бы поступил сам доктор? Конечно бы, любил дорого ему человека, с каким бы недостатками тот не был. Как врач, он просто не мог поступить иначе, а как человек, и не захотел бы. И он не понимал Виталика, просто из-за своей натуры, не мог понять. Доктор был слишком добр, чтобы не взять на себя ответственность. Он был зрелым. Всегда и во всём
 
Виталик посмотрел в сторону поликлиники и, сжав кулаки, засунул их в карман, потом, развернувшись, пошёл в другую сторону от больницы. Ему нужен как минимум день, чтобы всё осмыслить.
Он медленно шел, смотря себе под ноги. Сделать один единственный шаг, ему было сейчас сложнее всего. Казалось бы, он с легкостью может закрыть глаза на всех их прошлые отношения, на их встречу, на нуждающегося в помощи Андрея, но разве, спустя десяток лет, он сможет себя простить? Разве он настолько эгоистичный циник? Разве он не любит брюнета, просто за то, что тот существует? Разве он не хотел с ним прожить остаток жизни, строя грандиозные планы на будущую совместную жизнь? Неожиданно он остановился и посмотрел вперёд, будто в первый раз увидев мир. 
Выбор всегда даётся нелегко. В тот вечер Виталик остановился посередине парка, уже сделав мысленно выбор. Наверное, он сделал его ещё, когда впервые встретил Андрея. 
 Виталик поднял голову наверх и посмотрел на небо, окрашенное в розовый закат. Он, наконец, может сделать выдох, он сделал решение и независимо от последствий, он никогда об этом не пожалеет. 
 
Доктор шёл с операции, и устало чесал щёку. Неделя для него выдалась слишком трудной. Работать по пятнадцать часов в день и не ночевать дома сутками, для него, конечно, не в новинку, но жена должно быть волнуется. Он улыбнулся, вспомнив о ней, и сладко потянулся в предвкушении домашней еды и отличного массажа в её исполнении. 
Он услышал из-за угла какую-то суматоху и, выглянув, чуть не был сбит бегущим Виталиком. Доктор, прижавшись к стенке, как в замедленной съёмке смотрел на покрасневшие от бега щёки парня, на блестящие от слёз глаза и на слабую улыбку, знающую какой-то секрет, который доступен только обладателю этой улыбки. 
Парень пронёсся мимо него и завернул в сторону лестницы на этаж выше, доктор ещё стоял с повернутой в его сторону головой, но потом, фыркнув в руку, засунул ладони в карманы, начиная напевать свою любимую мелодию. 
 
Андрей сидел на кровати, сжимая простынь в кулаках и смотря на колени ног. Неужели всё-таки он остался один? Неужели в действительности, как он и предполагал, жизнь проучивает его за грехи? Никогда в жизни ему не было так больно и одиноко как в эти дни.
Брюнет скосил взгляд на цветы, стоящие в вазе, и снова перевел его на колени. Неужели его любимые цветы означают разлуку? Возможно, Виталик этим хотел сказать «прощай»? 
- Да какое там «возможно»? Очнись чувак, реальность жестока, - шептал он себе под нос.
Внезапно для всех обитателей комнаты, дверь распахнулась так, что стукнула ручкой о стену. Андрей поднял голову и, широко раскрыв глаза, смотрел на стоящего в дверях парня, который тяжело дышал и смотрел прямо на него. 
- Прости меня, - прошептал Виталик и, быстро преодолев разделяющее их расстояние, встал рядом с кроватью Андрея. Он смотрел на ошарашенного брюнета и не понимал, как он мог отказаться от своей любви. Андрей выглядел плохо: бледный и синяки под глазами, но от этого Виталику было ещё тяжелее на душе. Он пытался осмыслить то, как мог усомниться в решении, ведь сейчас перед ним сидит его Жизнь. 
Андрей подался к парню и уткнулся ему живот, обняв руками. 
- Прости, - прошептал брюнет, вдыхая запах своего любовника. Он сжимал парня в объятьях, надеясь, что это не сон. С глаз сами по себе покатились слёзы, тело дрожало, а сердце сладко ныло от счастья. 
Виталик слегка пригнулся и, поцеловав макушку своего возлюбленного, тихо прошептал:
- Я всегда буду рядом с тобой. – Он улыбнулся и обнял рыдающего брюнета за плечи. 
   
Андрей не плакал с того самого момента как очнулся, даже если с его глаз катились слёзы, то это было лишь как лёгкое дуновение ветерка, а сейчас он ревел, и это было похоже на ураган. Он ведь боялся, в самом деле, боялся остаться один. Это так страшно и так больно. 
Виталик отодвинул от себя парня и, придвинув стул, сел на него смотря на красное заплаканное лицо брюнета. Он тепло улыбался, с такой любовью смотря на Андрея, что казалось они вместе уже очень много лет. 
- Ты как? – спросил парень, когда пациент больницы в последний раз шмыгнул носом. 
- Теперь отлично, - улыбнулся Андрей. – А ты?
- Так же как и ты, - тихо прошептал Виталик и уже громче добавил. – Рядом с тобой, у меня всегда всё отлично. 
Виталик положил руку поверх зажатого кулака брюнета, большим пальцем поглаживая запястье. Андрей расслабил его и, переплетя пальцы, сжал руку парня. 
- Ты что не ешь? – Посмеявшись, спросил Виталик. – У тебя хватка слабая и запястье, будто меньше стало. Я же принёс тебе в пакете еду. Хочешь поесть?
- Чуть-чуть попозже. – Смотря на сцепленные руки, ответил брюнет. И подняв голову, добавил. - Я так рад, что ты пришёл.
- Да уж, меня с первого раза не поймёшь. Я тайный человек. – Смеясь, сказал парень. – Кстати, герберы на языке цветов говорят: "Мне так хорошо рядом с тобой!”, а я добавляю, не покидай меня.
Категория: Aeterna historia amor | Добавил: Lilu-san (24.08.2011)
Просмотров: 423 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]