Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Бессмертная любовь

Бессмертная любовь
Прошлое

Ну, что тут сказать. «Кощей. Кощей» - тьфу! Чернь она и на Руси чернь. Ну да, я бессмертный. И посмотрел бы я на того, кто свою смерть на дереве хранить будет, хоть и магическом, но все же. Игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц в сундуке, сундук на дереве. Тьфу, если б это и впрямь смерть была я б ее в броненосце или дикобразе спрятал ну и в волке там, тоже кандидатура. И схоронил бы все это в замке своем, а не на дереве. Ну, да ладно. Пока эти богатыри яйца да иглы ломают, я могу спокойно магией заниматься.
«…Там царь Кощей над златом чахнет...» Что б вы знали! Посмотрел бы я на того, кто над ним не чахнет в нашем веке. Но я им благо не обделен, так что с этим у меня проблем нет. Сокровищницы у меня две. Одна с табличкой в башне другая в подвале защищенная магически. Та, что в башне, там очередная Василиса Прекрасная/Премудрая, кому как нравится, живет. Золото своеобразная награда для богатырей. Зачем оно мне надо спросите вы, так скучно же. Для того, кто прожил более ***сот лет, ничего другого не остается.
На самом деле, прожив целую кучу времени, человек начинает задумываться над тем, зачем же он существует, так? Вот я, допустим, существую для того, чтобы на Руси-матушке не переводились богатыри. Но, это довольно сильно надоело, за последние то пятьдесят лет. Всё! Обслуживаю последнего богатыря и уезжаю куда-нибудь. Благо злато есть. С ним везде примут.
Глядя в тарелку, которая показывает идущих ко мне богатырей, я заметил статного не слишком худощавого, но и не слишком огромного парня, максимум восемнадцати лет. Светлый пряди спадали ему на глаза, когда он проходил через заросли в чаще. Да я, конечно, слышал, что он дивной красоты парень, но чтобы произвести на меня такое впечатление…
Он хорош. Эта Василиса как раз для него. Хорошо, что я убил предыдущих трёх новичков.
С улыбкой наблюдая за его поведением, я слал своих подчиненных, убить его. Ну, как убить. Они не способны даже простого волка в лесу поймать, так что вряд ли кто-либо из них справиться.
Вот сейчас он помогает какому-то старику, который с трудом тащил на себе дрова для печи. Когда он схватил поводья и потянул их за собой, куда указывает старик, я заметил, как заиграли мышцы богатыря, хоть и был похож на обычного бездельника, он был силён. Давненько я не любовался людьми, а вот он прямо сердце заставляет стучать чаще. Смуглая кожа, рельефное тело и отличный характер – всё, что нужно богатырю.
Я откинулся на спинку трона и, закрыв глаза, представил, как тот подойдёт ко мне нахмуренный, злой, и, схватив за грудки плаща, прорычит почти в самые губы, где его принцесса.
Я закрыл рукой лицо и глупо ухмыльнулся. Неужели, то, что я только что представил настолько возбуждающе? В моём-то возрасте, когда я выгляжу под пятьдесят. Стыдно, Кощей. Тебе должно быть стыдно.
Я пощёлкал пальцами, призывая одного из подчинённых.
- Да? – Спросил он, быстро появившись около меня с почтительным поклоном.
- Сколько дней нужно ему, чтобы добраться до сюда? - Спросил я, вставая с трона и останавливая крутящееся в тарелке яблоко.
- Трое суток, - сказал он и слегка приподнял голову, чтобы видеть меня.
Я задумчиво потёр отросшую бородку и посмотрел на него. Это единственный умный подчинённый и он уже со мной довольно долго, только вот думаю, что до конца он со мной не будет.
- Сделай так, чтобы добирался пять дней. – Сказал я, уходя. – И добрался. – Добавил уже, скрываясь за дверью.
Сейчас надо обрадовать нашу заточённую в башне красавицу. Я осторожно поднимался по лестнице и улыбался широкой улыбкой. Я голове всплывали моменты прошлого часа, когда я без устали наблюдал за богатырём.
- Всё-таки хорош! – Чтобы хоть как-то выпустить из себя, то бурлящее чувство, который таится в груди, сказал я. Я остановился на самом верху, рядом с массивной деревянной дверью и с трудом отворив её, зашёл внутрь.
- Василиса? – Позвал я девушку. Она, притаившись, сидела в углу и как только услышала мой голос, вкинула голову, сверкнув злыми глазами.
- Я Елена! – Ой! Совсем забыл, она же уже говорила мне. Боже, я столько красавиц видел, что имена запомнить слишком трудно.
- Да. – Кивнул я, чтобы не злить её ещё пуще. – За тобой статный богатырь едет. – Сказал я, и она вздрогнула, крепче сжав свои колени. Наверное, подумала, что опять не доедет. – Думаю, доедет и заберёт тебя. – Сказал я и вышел из комнаты, сразу же закрывая дверь. Она что-то щебетал, но слушать её мне не очень хотелось. Я почесал седую голову и потянулся, хрустя костями.
- Боже мой, от этих девок, одни несчастья.

Следующие пять дней я наблюдал за богатырём. Честно говоря, не любил смотреть на него, когда кто-либо находиться в комнате, потому что, сам не осознавая, я начинал улыбаться, словно барышня.
В те дни, я узнал, как его зовут. Никита Ильич. Красиво и благородно. Вот будет ходить молва, как Никита Ильич убил Кощея Бессмертного и освободил Василису Прекрасную. Нет-нет, Елену Прекрасную. Да. Просто замечательно.
Я ждал момента, когда он войдёт, раскрыв двойные двери, и с ненавистью посмотрит на меня. Я ждал, когда он посмотрит на меня.
Он сражался и помогал, так мужественно и красиво, что, наверное, будь я моложе, начал бы слюни на него пускать. Наверное, в далёком-далёком детстве, я хотел быть именно таким. Почему я стал злодеем, да ещё и бессмертным? Я не помню. Когда началась моя жизнь, я тоже не помню. Прошли века, и это всё стёрлось из памяти. Хотел бы я быть таким, как он и не жить в одиночестве…

Настал день, когда он вошёл в мой замок, широко распахнув двери и зажимая в руке иглу. Мои подчинённые лишь со страхом уходили, смотря, как он сжимает в руке иглу. Многие из них сбежали.
- Здраствуй, - тихо войдя ко мне в тронную, сказал он. Я удивился, но не показал этого, и, восседая на троне, кивнул ему в ответ на приветствие. – Где девица? – Спросил он, озираясь по сторонам. Я указал пальцем в угол, где сидела связанная Елена, а рядом с ней сундук золота.
- Отдай мне иглу и можешь забрать её и золото себе. – Сказал я, смотря на него. Почему-то мне впервые захотелось сделать именно так и ни как иначе. Никита посмотрел на девушку и пошёл ко мне, он шёл с серьёзным видом и такой уверенностью в глазах, что даже напугал меня. Встав передо мной на одно колено, он тихо прошептал.
- Дай мне слово, что, когда я тебе отдам иглу, ты нас не тронешь и, вообще, уйдёшь из Руси. – Мои седые брови поползли наверх, я был так удивлён, что даже рот приоткрыл. Он серьёзно собирается мне отдать иглу? Я не встречал ещё более смелых или может глупых богатырей. Ну, раз уж в последний раз я поступаю странно, то, почему бы и нет?
- Хорошо, я даю тебе слово, что позволю уйти тебе вместе с красавицей и золотом, не тронув вас, а после уйду из Руси.
Он кивнул и протянул мне иглу, слегка коснувшись своими пальцами моей ладони. Потом встал и пошёл к девушке. Я сидел и смотрел на иглу в ладони и не мог поверить, что он единственный, кто хотя бы попытался со мной договориться. Этот человек…
Я увидел, как они выходят из зала и Никита, обернувшись, мне слегка кивнул. Или мне это показалось?
Я посмотрел на иглу, сжав её в руке, и перевёл взгляд на дверь, ломая ненужную вещь в ладони.
- Не перевелись на Руси ещё богатыри, да? – Посмеялся я.
В итоге, я распустил всю свою свиту и разрушил замок, спрятавшись с золотом в одной из близ лежащих государств. Там же я выпил зелья и помолодел, а через блюдце с яблочком следил за Никитой и его династией. Много лет, прошло с того события.

Наше время

Позвольте представиться Костя, не Константин, Костя. Ну, вы догадались, что это от Кощей. История моей жизни долгая. Но давайте о главном. Любил ли я? Я скажу вам, да любил! Давно это было. Еще во время существования Руси и князей. Богатырь один был, Никита. Ну, я ему лучшую жену подыскал, золотом обеспечил да за потомками следил, пока не потерял связь с ними после войны.
Да что теперь горевать. Внук у меня есть. Вот, жду, пока он с другом придет, с университета. День рождения у него. Внук единственная моя отрада в моей вечной жизни. Дочь у меня… была. Там долгая история. Мать моей дочери я видел дважды, при зачатии и когда она мне дочь принесла. Ее имя я уже не помню. Жизнь человеческая так коротка… внучек…
Выгляжу я, честно говоря, не как старый кривой старикашка, а как старший брат своего внука. Ему кстати девятнадцать исполняется. Я даже торт ему заказал в кондитерской, недавно привезли.
Внуку, Саше, я рассказал, что бессмертен и, вообще, его дедушка. Он сначала не верил, говорил, что я сбрендил, но фотографии, что я начал собирать с появлением фотоаппарата и то, что я ни капельки не изменился с тех пор, доказывали обратное. Так и поверил, и начал меня звать: «Старик». За два года я привык к этому прозвищу.
Честно говоря, Сашка абсолютно не похож на меня. Я брюнет, худощав по природе, и со светло-голубыми глазами, а он русый, можно даже сказать рыжий, со светло-карими глазами и немного полноват.
Я поставил на стол торт и сразу же распаковал, чтобы проверить надпись. Всё отлично и надпись что надо. Я переложил торт на большую тарелку и поставил чайник.
Внезапно в дверь позвонили и я, пригладив волосы около зеркала, открыл дверь. Саша сразу же, протолкнув меня, зашёл внутрь и, пропустив друга, захлопнул дверь. Я поёжился от холодного воздуха, который они впустили. Зима всё-таки, январь.
- На улице просто ужасно холодно! – Сказал он, сняв всю верхнюю одежду и сейчас стягивая ботинки. Друг его топтался сзади и я на него как-то не смотрел. Потом Сашка выпрямился и, кажется, начал ждать, когда выпрямиться его друг, что нас познакомить. Тот резко поднялся и я замер. Я даже сказать ничего не мог. Я выпучил глаза и смотрел на него, словно вижу призрака. Этот парень точная копия Никиты. Того самого Никиты Ильича, богатыря.
- Старик, познакомься, это мой друг Никита. – И даже имена одинаковые. Он протянул мне руку, и я пожал её. Вспоминая то единственное прикосновение, что было у нас с тем Никитой.
- Никита, познакомься, это… Костя. – Сказал он, не называя моего титула. Я понимал, что он не мог сказать, что я его дед. Я смотрел на Никиту и тихо млел. Наверное, это его предок. Не наверное, а так и есть, я в этом уверен.
- Ну, пойдём, - сказал Саша, пропуская Никиту вперёд, а меня, хватая за руку и злобно шепча, - Что ты делаешь? Веди себя нормально.
Его взгляд был не злобный, а скорее раздражённый. Они пошли мыть руки, а я делать чай. Честно говоря, я просто не мог справиться с эмоциями, это так неожиданно. Руки дрожали, а язык заплетался. Он ведь всё-таки моя любовь. Тогда, в прошлом, я не понимал этого, а сейчас ясно осознаю.
Я с трудом налил чай, разлив кипяток по столешнице, и поставил чашки на стол. Первым зашёл в кухню Никита, я сразу от него отвернулся и весь зажался. Не знаю почему, но мне было слишком не комфортно оставаться с ним наедине, но в то же время это было так желанно. Я разрывался. Когда зашёл Саша, напряжение в комнате сазу спало.
- Именной торт! – Воскликнул внук, широко улыбаясь. – Спасибо огромное, старик!
- Не за что, - подмигнул ему я и придвинул стульчик, садясь поближе к Сашке. – Сам разрежешь торт? – Спросил я.
- Давай, я разрежу, - Сказал Никита, будто говоря: «Я, между прочим, тоже тут!». Я кивнул и протянул ему нож, держа его за самый кончик, что не соприкоснуться пальцами с Никитой. Я даже не смотрел на него, а смотрел только в чашку, опустив голову. Парень взял нож и разрезал торт. Мы начали есть, а именинник завязал разговор со своим другом, на которого я даже не мог поднять голову. Я, выпив чай, встал со стула и с извинениями вышел из кухни.
В спальне я смог выдохнуть свободно и облокотиться об стену. Голова гудела. Такой встречи я не ожидал. Я слышал, как бьётся моё сердце, в несколько раз быстрее, чем обычно. Невозможно, чтобы чувства остались до сих пор! Это же…
Я сполз по стене на пол и провел по волосам рукой. Всё-таки почувствовать это снова, страшно, непривычно и удивительно приятно. Я прижал руку к груди и тихо прошептал:
- Так ты всё ещё можешь биться?

С того дня Никита начал приходить к нам почти каждый день. Я не знал, куда деваться от его глаз, от его вида и, вообще, от него самого, поэтому попросил Сашу, всё время мне писать идёт домой он один или вместо с другом.
- Зачем? – спросил он меня и я, почесав репу, сразу же нашёл себе оправдание.
- На сколько персон мне готовить? Я ведь не знаю.
Но когда он писал, что придёт с Никитой, я отвечал ему хорошо и говорил, что куда-то уйду. Отговорки каждый раз были разные. И вот так прошло две недели, я бегал от них обоих как мог, даже с внуком стал встречаться меньше, а ведь он для меня единственный источник жизни. И, кажется, Саша был этим очень недоволен и одним утром, перед тем, как уйти в институт, он меня прижал к стенке.
- Что ты всё время бегаешь от меня?! – прорычал внук.
- Я? Я не бегаю. Мне, правда, нужно уходить, чтобы брать хоть какой-то материал для книг! – Я кстати писатель детских книжек.
- Наглая ложь, - сказал он, припирая меня к стенке и хмуря брови. Потом вздохнул и отпустил меня, сразу же обнимая. – Что с тобой твориться?
Я решил ему рассказать. Ну, а зачем таить от внука любовь всей моей жизни? И рассказал я правду горькую, о том, что влюбился в богатыря ещё, когда был Кощеем Бессмертным и, что его друг копия богатыря и даже имена у них одинаковые.
Теперь он сидел и смотрел на меня, выгнув бровь.
- И это всё? Боже… - выдохнул он, положив руки на стол, а на них уронив голову. – Ты сразу сказать не мог?! – взорвавшись, спросил он, а потом поднял голову, состряпал рожу и ответил. – Он гей. И твои проблемы не обоснованы.
- Гей?! – воскликнул я, каким-то тоненьким голоском. – Это… это… - я весь растерялся, и внезапно услышал позади кашель. Никита стоял и смотрел на меня, взгляд был холодный и непроницаемый. Я сел обратно на стул, покраснел и, чтобы разорвать гнетущую тишину, спросил.
- Как ты вошёл?
- Я заехал за Сашей, а дверь была открыта. – Сказал он и я отвел взгляд. Повернувшись и порыскав рукой на столе, я нашёл пачку сигарет и, достав одну, закурил. Саша встал из-за стола и медленно подошёл к Никите.
- Я поеду в университет один. А ты должен поговорить с Костей. – Услышал я и резко повернулся назад, рассыпая пепел на пол. Но в дверях я увидел только Никиту, и тут же развернулся обратно, тупо уставившись в стол и вдыхая горький дым сигарет.
Он прошёл тихо, но твёрдо и уверенно ступая на кафельный пол, это напомнило то, как его предок с такой же походкой шёл ко мне в прошлом.
Он осторожно сел за стол напротив меня, а я весь сжался и уставился на пепельницу, туша в ней сигарету. Услышав хлопок двери, известивший о том, что Саша покинул дом, Никита прокашлялся, готовясь что-то сказать.
- Я тебе неприятен? – Спросил он, после минуты молчания.
- Нет, не в этом дело. – Ответил я тихо, а потом, посмотрев на него, спросил. – Сколько тебе лет?
- Восемнадцать. – Ответил он, смотря на меня. Столько же, сколько и ему тогда. Чем больше я смотрел на него, тем больше погружался в прошлое чувство восторга, когда я смотрел на богатыря через блюдце с яблоком.
- Ты мне нравишься, - сказал он неожиданно для меня. Я даже приподнял голову и удивлённо воззрился на него.
- Я? Тебе? В смысле, как… - Не зная, что ещё сказать, я жестом показал что-то неопределенное и он, также пронзительно глядя на меня, ответил.
- Да, в том смысле, что не как друг. Я гей. – Я, честно говоря, никогда не задумывался на другой исход наших с Никитой отношений. И то, что сейчас сказал этот мальчишка, было для меня ошеломляюще, и я просто смотрел на него в ответ.
- Что-то не так? – Спросил он, слегка потеряв свою уверенность и решительность.
- Чего ты от меня хочешь? – Вопросом на вопрос ответил я. Если просто секса, то я могу в своём сознание связать это с теми временами, и представить что это было с тем Никитой. Но если отношений, то это совсем другое.
- Чего? – Спросил он риторически и посмотрел в бок. – Отношений? Может, твоей любви? Или всего тебя? – Я даже слегка покраснел, как и он, между прочим.
- Ты очень похож на мою прошлую любовь. Очень сильно. Можно даже сказать, что ты копия его. Именно поэтому я старался с тобой не встречаться. Ты будоражил во мне чувства, которые давно умерли. – Я снова достал сигарету и прикурил, вдыхая смолистый дым в себя.
- Ты… - Он вздохнул и, сложив руки на столе, уронил на них голову. – Ты будешь со мной встречаться? – Тихо, что я еле услышал, спросил он.
- Да. – Незамедлительный ответ. Мне хотелось. Хотелось ещё много лет назад. Тогда почему не осуществить мечту сейчас?
- Только, потому что я похож на твою первую любовь? – Спросил он, и я выдохнул дым через ноздри.
- Хороший вопрос, Никита. – Ответил я, потормошив его волосы на затылке.
Честно говоря, этот вопрос и правду меня интересовал, скорее всего, даже если бы он не был похож на Никиту, и имя у него было другое, и он мне признался, я бы с ним тоже начал встречаться. Так что не похоже, чтобы я с ним начал встречаться только из-за богатыря.
Он поднял голову, и я увидел алый румянец на его щеках, и улыбка сама по себе расползлась по лицу. Это было так похоже на богатыря.
- У тебя красивый смех. Как дуновение летнего ветра. – Сказал он, заворожено глядя на меня. Я покачал головой и затушил сигарету. Вообще-то, я специально тренировался изменить свой смех с дьявольского на обычный, и вышло то, что он сейчас слышал.
– Можно тебя поцеловать? – Спросил он, глядя на меня.
- Я только что покурил. Может чуть попозже? – Улыбнулся я, слегка наклонил голову.
- Как скажешь. – Ответил он, подчиняясь мне. А вот этот жест совсем не был свойственен богатырю. – Сколько тебе лет? – Поинтересовался он.
- Двадцать шесть. – Ответил я так, как было написано в паспорте. Он кивнул в ответ и продолжал сидеть, сложив руки на столе и сцепив их в замок.

Наши отношения начались в тот день. Тогда мы поговорили о ничего не значащих вещах, и он, попрощавшись, ушёл домой. Отношения у нас какие-то странные мы гуляем по парку и едим в кафе. Кстати первого поцелуя у нас так и не было.
Не знаю, как их назвать. Каждый раз, когда я остаюсь с ним наедине, мне кажется, будто мы в ирреальности находимся и всё это просто сон или моя дикая фантазия. Всё так запутанно, что ночью я сижу на подоконнике с чашкой горячего какао и обдумываю всё это.
Иногда я замечаю, как его взгляд смотрит сквозь меня, будто находясь вне этого времени. Тогда я ощущаю горечь и разочарование, как и в тот момент, в период прошлого, где он перед тем, как скрыться за дверью, кивает мне. Хотя всё же, я думаю, что этот кивок мне дорисовало сознание.
Целая неделя этих отношений и почему то, оставаясь наедине с самим собой, я ощущаю холод и темноту, а вот когда я вижу Никиту, он как луч солнца, согревает и освещает собой.
Любовь? Неужели, правда? Я… так устал.

И вот мы снова гуляем по парку, точнее просто ходим. Не знаю, о чём он думает, может, пытается понять, нужен ли я ему? Одна эта мысль меня начинает злить. Я обернулся и посмотрел по сторонам – никого нет.
- Что-то не так? – Спросил он, остановившись вместе со мной. Я улыбнулся, покачал головой и придвинулся к нему. Мы дышали друг другу в губы и смотрели в глаза, потом я приоткрыл губы и слегка его поцеловал, сразу же отстранившись и смотря на его реакцию. Он закрыл глаза и, крепко сжав меня в объятиях, начал страстно целовать. Я обнял его в ответ и так же пылко ответил на поцелуй. Притягивая его голову рукой ближе, я разорвал поцелуй и тихо прошептал.
- Как же долго я этого ждал. – И снова припал к его распухшим губам. Что я имел в виду? Поцелуй? А может его объятий? Его страсти? Его самого?
Мы упивались поцелуем, пока я не услышал смех девушек, и как только понял, что нас могут застукать, я открыл глаза и резко отпрыгнул от него, засовывая руки в карманы и облизывая губы. Он смотрел на меня недоуменно, и его взгляд стал осмысленным, только когда мимо нас прошли шушукающиеся девушки.
- Парк – не самое лучшее место. – Сказал я, еле улыбнувшись. Он кивнул мне и покраснел. Мой взгляд будто заволокло розовой пеленой, я смотрел на него и, мне казалось, что на земле только мы одни. Такое наивное и детское представление. Поняв, что, то чувство, которое возникло лишь единственный раз в моей груди, теперь полностью приобрело цвет и смысл. Я влюблен. Нет, не так. Я люблю.
- Люблю, - тихо прошептал я, смотря на него. Он повернулся ко мне и быстро преодолел разделяющее нас расстояние.
- Пойдём, - Сказал он и я понял, что этих слов, которые сорвались с моих губ из-за переизбытка чувств, он так и не услышал.

- Как ты смеешь критиковать сие творение, простой смертный? – С напускной серьёзностью и величаво выставив руки вперёд, пригрозил я Саше. Всё потому что, он сказал, что моя рыба подгорела.
- Ха-ха-ха! – Держась за живот, смеялся он. – Не говори на старом русском! – Улыбаясь, добавил он.
- Ах ты, злыдень окаянный, получай за это! – начиная его щекотать, отозвался я. Он юркнул в угол и выскочил из кухни, забегая в зал. Я последовал за ним, продолжая делать начатое. Мы смеялись и веселились так, будто были детьми.
- Ладно, хватит! – запыхавшись, сказал он мне, и я бухнулся рядом с ним на пол и выдохнул.
- Как у вас с Никитой? – спросил он, лежа на спине и повернув ко мне голову. Я неопределённо пожал плечами и посмотрел на него.
- Странно и непонятно. Не хочу разглагольствовать, как старик на тему любви.
- Ты и есть старик, - усмехнувшись, сообщил он и я, улыбнувшись, в ответ кивнул.
- Старик, - повторил я эхом и закрыл глаза рукой.
Боже, я же Кощей Бессмертный! Какого чёрта я творю! Что, я делаю! Я повернулся на бок, отвернувшись от Саши и прикрыв лицо руками, понял что. Я люблю. Как глупо с моей стороны. Тебе должно быть стыдно Кощей, спустя столько времени…
- Кость, - наваливаясь на меня, начал Саша. – Я сегодня ухожу, к девушке домой, и вы останетесь с Никитой наедине. - Я резко поднялся, скинув с себя внука, и посмотрел на него удивлённо.
- У тебя есть девушка?
- Да. – Потирая локоть, сказал он, шипя. Он поднял голову и посмотрел на меня серьёзно. Я испугался, того, что он может сказать, казалось он сейчас скажет, что она беременна и он уходит, то есть оставляет меня одного. Я следил, как медленно открывается его рот и он говорит:
- Смазка с презервативами, я положил в твою тумбочку. – На такое заявление я покраснел, а он громко засмеялся. Чёртов эгоистичный ребёнок. Я начал его щекотать и наносить слабые удары в пресс.

Вечер настал быстро, и я открыл дверь Никите в полном одиночестве.
- Привет, - сказал он, проходя и начиная раздеваться. Я кивнул на приветствие и закрыл за ним дверь. Дождавшись, когда он разденется, я поцеловал его в губы, просто в знак приветствия, но он обнял меня за талию и прижал к стене, углубляя поцелуй.
- Что прямо сейчас? – прошептал я, когда он прервал поцелуй. – Я просто ужин приготовил.
- Давай потом. – Сказал он, положив мне на плечо голову и проводя холодной рукой по груди под футболкой. Всё-таки он нетерпеливый ребёнок.
Я почувствовал, как он начинает покрывать поцелуями мою шею и поднимать мою футболку. Я его взял за плечи и отодвинул от себя.
- Пошли в комнату. – Взяв его за руку, сказал я. Он покрасневший от холода после улицы кивнул и последовал за мной. Заведя его в комнату, я уложил его на кровать и навис над ним. Как же мне хотелось обладать этим парнем.
Я легко сдернул с него рубашку, оголяю темную кожу и стянул футболку с себя, обнимая его и начиная целовать. Секс с любимым человеком самое приятное и лучшее занятие на земле.
Вечер незаметно сменил ночь. Наверное, мы перепробовали все позы, которые были возможны и которые я знал. А учитывая мой возраст, я знал не мало.

Теперь, лёжа на кровати голыми, я на животе, а он на спине, мы оба размышляли о чём-то своём.
- Я бессмертен, - сказал я, поворачивая к нему голову. Он выглядел удивлённым и смотрел на меня недоумённо.
- Что?
- Я бессмертен.
- По-моему ты ударился головой об изголовье кровати. – Сказал он, улыбнувшись и проводя рукой по моим волосам.
- Я говорю правду, если проткнёшь мне сердце ножом, я не умру. Я живу очень долго. Настолько долго, что не помню, сколько мне лет. – Сказал я и, повернувшись на бок, смотрел на него. – Человек, любовь всей моей жизни, был копия тебя, ему тоже было восемнадцать лет, когда мы встретились. Когда я увидел тебя. Я не поверил глазам. Он словно восстал из мёртвых и стал тобой. А умер он уже очень много лет назад, много веков назад.
- Ты думаешь, я поверю в это? – Спросил он, поднимаясь с кровати и надевая трусы.
- Я просто хотел тебе рассказать. Не важно, поверишь ты в это или нет. Главное, чтобы ты знал. Ах, и… - я взял его за руку, прежде чем он поднялся с кровати. – Я люблю тебя.
- И ты мне говоришь об этом, после того, как признался в чувствах к первой любви? – воскликнул, резко вырывая ладонь из моей руки. Я приподнялся на кровати и удивлённо посмотрел на него.
- Что? Нет! Я говорю тебе о том, что люблю тебя. Что ты второй за всё это время человек, которого я полюбил! – Я был зол, поэтому сжал губы и с вызовом смотрел на него.
- Я ужасно ревную. – Сказал он тихо, вставая перед кроватью на колени. Я наклонился к нему и поцеловал в щёку. Он был сейчас так мил, покрасневший и надувшийся ребёнок.
- Хочешь есть? – Спросил я, улыбнувшись.
Годами я ждал этого момента, и каждая минута ожидания, стоит одного мгновения счастья.
Я буду любить тебя, Никита, до самой своей смерти.
Категория: Бессмертная любовь | Добавил: Lilu-san (26.08.2011)
Просмотров: 727 | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]