Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Я хочу жить

Я хочу жить

- У вашего сына рак крови, - сжимая в руке бумагу с анализами и подпирая рукой подбородок, твёрдо произнёс доктор, - я не понимаю…
Моё имя Джордж Филипс, сегодня мой день рождения и мне исполнилось шестнадцать лет. Сын, у которого этот врач обнаружил рак, тоже я. Никогда не думал, что такие важные даты могут совпасть.
Я неотрывно смотрел на доктора, у которого по виску скатилась капля пота от напряжения, боковым зрением видел, как мама, уткнувшись в плечо отца, безудержно рыдает и понимал, что вот он, тот день, с которого я могу отсчитывать часы до своей смерти.
Всё, что говорил доктор, после сказанного мне смертного приговора, я пропустил мимо ушей. Мне казалось, что я нахожусь в вакууме. Но срок, который он мне дал, я расслышал отлично.
- Полгода, максимум год, - голос был твёрд и приятен на слух.
Я был ошеломлён этой новостью, только это. Ну, ещё было немного обидно от того, что я умру девственником, потому что вряд ли хоть одна моя знакомая девушка захочет переспать с умирающим человеком.
Мне не было страшно. Мне было плевать на собственную смерть. Да, немного обидно за себя и жалко родителей и родных. Вот и всё. Я чувствовал только это.
Я повернул голову в сторону родителей. Мамины всхлипы и рыдания эхом отдавались по всей комнате, от чего у меня даже закладывало уши. В то время как отец, крепко прижимая к себе любимую, стискивал зубы и, возможно, плакал вместе с мамой в душе.
 
Весь путь по дороге домой мама плакала. Не скажу, что это раздражало, но на нервы определённо действовало. Я, конечно, понимал, что она очень переживала за меня, но она рыдала, словно, ни мне, ни отцу не было также плохо как и ей.
Как только мы приехали и зашли домой, я сказал, что хочу побыть один и ушёл в свою комнату. Скидывая с себя куртку, которая не долетела до стула, я прыгнул на кровать, лицом утыкаясь в подушку.
От такой резкой перемены положения тела, меня замутило, поэтому, немного полежав, не двигаясь, я всё-таки решил перевернуться. Взяв подаренный братом MP3-плеер, я включил его, одевая свои огромные наушники и закрывая глаза.
Полгода. Шесть месяцев. С одной стороны так много, а с другой так мало. Этот срок, за который я должен был сделать хоть что-то хорошее для общества и мира в целом. Сжав на груди крест, который был у меня с пятилетнего возраста, я вздохнул. Вряд ли в этом деле Бог мне хоть как-то поможет. Надеется на чудо? Лучше пусть это делает моя мама. Что же делать?
Внезапно я почувствовал как телефон, лежавший в переднем кармане джинс, завибрировал. Поставив музыку на паузу и сняв наушники, я ответил на телефонный звонок.
- Алло.
- Эй! Я думал, именинник сам будет собирать гостей! Не ты ли хотел отпраздновать свой день рождения в самом доме Бетти Роен?
- Извини. Сегодня не выйдет, - ответил я Тому, своему лучшему другу.
- Что?
- Я говорю, что всё отменяется.
- Постой, как это отменяется?
- Кое-что произошло, - я отвёл взгляд и почесал лоб, придумывая хорошую причину, - в общем, не получится.
- Что произошло? – обеспокоенным тоном, спросил Томас.
- Я тебе потом расскажу.
- Завтра в школе?
Точно, я же всё ещё хожу в школе, хотя, по сути, теперь мне это вовсе не понадобится. Но это лучше чем сидеть дома в четырёх стенах. Возможно, я уговорю этого засранца сбежать со мной с уроков.
- Да, - улыбаясь, произнёс я, - Ты пойдёшь к красотке Бетти?
- Зачем? Там делать нечего будет.
- Это точно, - произнёс я, чувствуя, как начинает болеть локоть, оттого, что так долго прижимаю телефон к уху, - Ладно, мне пора.
- Увидимся, - произнёс Том, ложа трубку.
Я, шипя от боли, разогнул руку и сразу же начал её массировать. В этот момент я действительно осознал, что болен. Я смотрел на свою руку, будто она была и не моей вовсе.
- Это… странно, - прошептал я, сжимая и разжимая ладонь, будто, пытаясь прочувствовать руку.
Весь оставшийся вечер я уговаривал родителей отпустить меня. Особенно яро протестовала, конечно же, мама.
- Ты не сможешь долго сидеть на одном месте! И бегать тоже не сможешь! – кричала она, бросая тряпку, которой вытирала посуду, на пол.
- Я не хочу все оставшиеся полгода провести взаперти!
- Сынок…
- Мама, я обещаю, что если мне станет плохо, я уйду из школы.
Ещё немного поспорив, мама меня всё-таки отпустила в школу, чему я был, несомненно, рад и, в благодарность, съел весь обед. Лучше бы я этого не делал, потому что ближе к вечеру, в одиннадцатом часу, когда родители уже легли спать, я стоял на четвереньках перед унитазом.
 
Утром перед уходом в школу, мама меня закутала в зимнюю куртку, натянула шапку и шарф, заставляя идти в таком виде по улице, когда за окном было лишь минус пятнадцать.
- Мама, сейчас конец марта, мне шестнадцать и на улице не так много градусов! – раздражённо сообщал я ей.
- Ничего, главное не замёрзнешь, - я скептически посмотрел на неё, понимая, что её уже не переспоришь.
По пути к дому Тома, я снял шапку и перевязал шарф, чуть расстегнув куртку. Но даже так, это всё равно смотрелось смешно.
Сидя на литературе и записывая цитаты из книг, я снова почувствовал тупую боль в суставе локтя. Опустив ручку, я обхватил ладонью локоть, начиная его массировать, и сам не замечая морщиться от боли.
- Что случилось? – шепотом спросил Том, который сидел со мной за одной партой и сразу же заметил, как я замешкался.
- Рука болит, - ответил я. Он, тоже отложив ручку, поманил меня к себе, - Дай руку.
Я протянул её и почувствовал, как он пальцами нажимает именно на те места, которые болели больше всего, массируя и устраняя боль.
- Мистер Филипс и мистер Морган, чем вы это, потрудитесь объяснить, занимаетесь на уроке литературы? – визгливый голос учительницы, заставил всех засыпающих учеников проснуться.
- Извините, миссис Уильямс, - виновато произнесли мы с Томом в один голос, сразу же беря в руки ручки и притворяясь, что мы что-то записываем в тетрадь.
- Будете валять дурака, я вышвырну вас из класса! – таким же визгливым голосом произнесла она, заставляя нас с Томом поморщиться.
 
- Давай сбежим с последних уроков, - выходя из класса, произнёс я.
- Куда? – удивлённо спросил Том, ведь идея уйти с уроков всегда принадлежала ему.
- В игровой центр, вместо вчерашнего дня рождения, - с улыбкой произнёс я, обнимая его за шею и уже оттаскивая в сторону выхода.
- Неплохая идея, - произнёс с улыбкой он и ринулся вперёд, пинком раскрывая двери.
Я, смеясь, погнался за ним, слыша, как сзади на нас кричит охранник и, кажется, даже гонится за нами. Мы бежали на одном уровне, я, повернув голову в его сторону, смотрел на Тома, чья улыбка, наверное, была ярче солнца и, чувствуя, как ноги уже перестают двигаться, а в голове темнеет. Остановившись, я прислонился к стене, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.
- Ты в порядке? – остановившись и подойдя ко мне, спросил Том.
- Отойди, - тяжело дыша и отодвигая от себя рукой, прошептал я. Сразу после этого меня вырвало, и я почти упал на асфальт, но лучший друг меня вовремя подхватил.
- Может, вернёмся в школу? – возвращая меня в вертикальное положение и давая салфетку, чтобы вытереть рот, спросил он.
- Домой. Ко мне домой, - ответил я, чувствуя, как стало немного лучше.
По пути домой, я опирался на Тома, который почти через каждые пять минут интересовался моим состоянием. Когда мы зашли домой, он предусмотрительно уложил меня на кожаный диван в зале, поставив возле меня ведро и положив на лоб мокрую тряпку.
- Что-нибудь хочешь? – спросил он, после того, как закончил меня обхаживать.
- Сядь, - похлопывая по дивану, сказал я. Почувствовав, как он обивка дивана под тяжестью тела прогнулась сильнее, я рукой нащупал его ладонь и, взяв её в руки, снова отпустил.
- Что ты делаешь? – смеясь, спросил Том. Я облизнул губы и, вздохнув, сказал:
- Том, я вчера не смог прийти, потому что… был в больнице. Ты же знаешь, последнее время у меня кружилась голова, и было слабость во всём теле. С утра мне было совсем плохо, и мы поехали в больницу. Там сказали, что у меня рак крови, - закончил я и после недолгой паузы, Том произнёс:
- Что?
- У меня рак крови. И дольше чем год, я протянуть не смогу.
- Что за бред?! – с истерическими нотками произнёс он, - Абсолютно не смешная шутка, Джордж! – Я стянул со лба и глаз повязку, с серьёзным видом смотря на него.
- У меня действительно рак, Томас.
Он смотрел на меня, и я видел, как его взгляд бегает по моему лицу, телу, будто пытаясь уличить меня во лжи. Руки его начали подрагивать, а глаза заблестели. Грудь начала вздыматься чаще, а ладони вспотели от напряжения.
- Тогда я тебе тоже хочу кое-что сказать, - произнёс он, садясь ко мне боком и смотря куда-то в сторону выключенного телевизора, - Я люблю тебя.
- Чувак, я тоже люблю тебя, - улыбнувшись, ответил я.
- Нет, ты не понял, - он резко повернулся и навис надо мной, - Я люблю тебя, - повторил он и нежно поцеловал меня в губы. Точнее это был не поцелуй, а скорее нежное прикосновение губ.
Отдалившись от меня, он ещё несколько секунд смотрел в моё ошалелое лицо и, поставив на колени локти, сцепил ладони в замок и оперся на них лбом.
- Вообще-то, я не собирался тебе об этом говорить. Но я люблю тебя уже два года. Наверное, нет, и никогда не будет человека, который так сильно любит тебя. Я знаю, ты призираешь геев, поэтому, если ты скажешь, что не хочешь больше меня видеть, я не обижусь. Но я должен был сказать. Ты должен знать об этом. Я бы себя никогда не простил, если бы ты так и не узнал.
Он расцепил руки и повернулся ко мне, а я продолжал сидеть, сжимая в руке уже теплую влажную тряпку, и удивлённо смотреть на парня. Внезапно зазвонил мой сотовый телефон. Я, достав его из кармана, произнёс Тому:
- Это мама, - и как только поднял трубку, ответил: - Да, мам.
- Сынок, ты ушёл из школы. Тебе плохо?
- Нет, мы просто с Томом с уроков сбежали, - извиняющимся тоном, произнёс я, - У меня немного кружилась голова, но сейчас всё прошло.
- Точно? Ты Томасу сказал?
- Да.
- И как он это воспринял? – взволнованно спросила мама.
- Как воспринял? – смотря в лицо Тому, произнёс я протяжно, - Лучше, чем я ожидал, - отводя взгляд и улыбаясь, ответил я.
- Тогда хорошо. А ты поел?
- Да, - корча рожу, сказал я, - Мне Том сейчас овощи готовит, - бессовестно соврал я.
- Тогда попроси его остаться до нашего с папой прихода, хорошо?
- Ладно, попрошу, - произнёс я и, облокотившись грудью о спинку дивана и смотря в окно, добавил: - Я люблю тебя.
- Я тоже тебя очень люблю, - шепотом произнесла она и положила трубку.
Я бросил телефон рядом с собой и вздохнул. После чего обратно откинулся на диван, переводя свой взгляд на Тома.
- И что ты мне ответишь? – произнёс он напряжённо.
- Отвечу? – удивлённо спросил я.
- Ну, скажешь мне больше не приближаться к тебе или… - он замолчал, проводя рукой по волосам.
- Ты со мной встречаться, что ли хочешь? – спросил я, не понимая сути его вопроса.
- Да, - твёрдо ответил он.
Я смотрел на его напряжённую фигуру и понимал, что пусть пока не в физическом плане, но в духовном точно хочу быть вместе с Томом.
- Я согласен, только в случае, если ты со мной будешь до моей смерти, - сказал я серьёзно, - Не так уж и много времени, - усмехнулся я. Он взял мою руку и прижал её к щеке.
- Я обещаю, быть рядом с тобой, каждую свободную минуту своего времени с тобой, до самой твоей смерти.
Я покраснел и, выдернув руку, быстро лёг на диван обратно, криво накидывая тряпку на лоб.
- Принеси мне сок из холодильника, - сказал я капризным тоном.
- Вишнёвый? – с улыбкой произнёс он.
- Да, - кивнул я и, как только он встал с дивана, закрыл лицо руками.
Мне было так стыдно, но в то же время я был безумно счастлив. Просто не верилось, что Том любит меня. И не просто любит, а по-настоящему дорожит мною. Два года. Целых два года он держал эти чувства в себе.
- Кстати мама попросила тебя остаться до их с папой прихода со мной, - сказал я, чтобы прервать эту тишину.
- Хорошо. В приставку поиграем? – спросил он, возвращаясь с соком.
Спустя два часа мы сидели, продолжая играть в приставку и в который раз проигрывая, я просто взвыл:
- Блин! Ну как так! Давай ещё раз! Теперь я точно выиграю! – я толкнул его плечом и перезапустил игру.
Всё шло нормально, но рука ещё в начале игры начала болеть. Скорее всего, это оттого, что я её уже столько времени не двигал. Но к середине она начала болеть сильнее, поэтому зажмурившись, я выпустил из рук джойстик и схватился за локоть.
- Снова болит? – обеспокоенно спросил Том и притянул меня к себе, ладонями обхватывая болевшую руку и начиная её разминать. Мне сразу же стало легче, а через минуту боль и вовсе прошла, но об этом я другу не сказал, поэтому он продолжал делать массаж.
- Ещё болит? – спросил он взволновано.
- Нет. Не болит. Спасибо, - сказал я, но он продолжал сжимать мой локоть в своей ладони.
- Можно я тебя поцелую?
- Ты идиот? О таком не спрашивают. Конечно, можно, - я слегка покраснел, как и он. Придвинувшись ко мне ещё ближе, он наклонился к моим губам, я даже почувствовал его дыхание, но нас прервали.
- Мы дома, - крикнула с первого этажа мама и мы оба вздрогнули и тут же отвернулись. Том сразу же поднялся на ноги, как и я, но в глаза потемнело, и схватился за его руку. Немного постояв, я почувствовал себя лучше, и мы спустились вниз. Мама сразу меня обняла, а Том, поздоровавшись с моими родителями, сразу направился к выходу.
- Я его провожу, - сказал я маме, вырываясь из её объятий.
Он надевал обувь, в то время как я держал в своих руках его куртку и сумку. Вот сейчас смотря на него, я, почему-то, думал о том, что будет через месяц или два? Буду ли я выглядеть так же? Выполнит ли свою клятву Том? Нет, я не сомневался в его словах о любви, но ведь чувства изменчивы.
Он поднялся на ноги и, надевая куртку, произнёс:
- Завтра в школу пойдёшь?
- Да, конечно.
- Тогда, встретимся там, - забирая у меня из рук сумку и закидывая её на плечо, сказал мне Том. Потом немного помявшись, быстро наклонился и поцеловал меня в щёку, произнося что-то вроде:
- Это бонус, - я посмеялся и выпроводил его из дома.
Категория: Я хочу жить | Добавил: Lilu-san (16.07.2012)
Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]