Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Я хочу жить

Я хочу жить
Месяц второй
 
Я всегда был упрямым и высокомерным. Скорее всего, это потому что я родился Овном. Том с самого нашего знакомства выручал меня из передряг, выбивая своим хуком справа всю дурь из моей головы и словесный понос изо рта. Потому что именно я начинал драку, мгновенно заводясь и упрямо не уступая недоброжелателю.
Возможно, только благодаря тому, что Том всегда был рядом со мной, я до сих пор цел и у меня не сломана ни одна кость. Интересно, когда и как мы подружились? Ужасно хочется это вспомнить. И почему я забыл такой важный момент своей жизни?
 
Когда я проснулся утром, то первым делом, почувствовал, как теплое майское солнце греет мою постель. Поднявшись с кровати, я вначале не обратил внимания на подушку, но после потягиваний и легкой разминки мышц, я увидел на ней клочки своих волос.
Проведя рукой по затылку, я посмотрел на руку, к которой прилипли пряди и закатил глаза.
- Чёрт, мне не идёт лысина, - прошептал я, стряхивая с подушки волосы. Я надеялся, что родители не заметят этого, потому что, в противном случае, они точно запрут меня дома.
Вообще-то, выпадение волос сейчас меня волновало меньше всего. Я беспокоился о том, что оттолкнул своего парня, когда он захотел немного ласки от меня. Хоть Том и вёл себя после этого, как ни в чём не бывало, я знал, что он хочет меня.
А  вообще, если подумать, то я должен радоваться тому, что в таком состоянии меня, хоть кто-то хочет. Лучше с ним переспать сейчас, потому что, судя по тому, как быстро разваливается моё тело, уже через месяц я не смогу доставить ему хоть какое-либо удовольствие. Вот кто захочет смотреть на голого исхудалого парня с ярко выступающими ребрами, нездоровым цветом кожи и уже не встающим членом?
Не то, чтобы я не хотел секса с Томом. Если честно, я считаю его довольно красивым, и уверен, что он хорош в постели. Просто я немного боюсь этого. Но не думаю, что в моём положении дел, я имею права на страх и дополнительную минуту.
После того, как я отряхнул подушку и собрал выпавшие волосы в целлофановый пакет, я закрылся в ванной. Первым делом тщательно вымыл волосы и высушил их феном, ужасаясь количеством выпавших волос на расчёске. Проверив, нет ли где-то залысин, я натянул на голову кепку, скрывая явно поредевшую густоту волос.
Тошнить меня, кстати, стало чаще, возможно поэтому я так быстро терял вес. Если изначально я, при росте четыреста тридцать два* дюйма, имел вес семидесяти килограмм, то сейчас он снизился до пятидесяти. За два месяца двадцать килограмм, не хило, да?
 
В школе перед началом уроков, когда мы рассаживались в классе, Том долго мялся и не мог мне что-то сказать.
- Что? – раздражённо спросил я, в который раз ловя на себе его неуверенный взгляд.
- У меня в пятницу не будет родителей, - произнёс он, стараясь, чтобы это прозвучало непринуждённо и повседневно, - Хочешь переночевать?
Я был удивлён. Вообще-то я не ожидал, что он повторит попытку спустя всего лишь две недели. И, если честно, это я должен был предложить повтор, а не он.
- Конечно, - сказал я, растеряв весь свой позитивный заряд на сегодняшний день.
- Если не хочешь, мы можем сходить куда-нибудь в другое место, - замечая, что моё настроение ухудшилось, тепло произнёс Том.
- Ну, нет уж. Мы пойдём к тебе и будем там ночевать, - произнёс я твёрдо.
- Ты сегодня в кепке, как необычно, - сказал он, делая щелчок по козырьку. Я сразу же поправил головной убор, боясь, что он сместился.
- Да, - кивнул я и на моё счастье в аудиторию вошёл учитель.
 
Так как в пятницу у меня был еженедельный приём у доктора из онкологического диспансера, я пришёл к Тому только к семи часам вечера. Как только я вошёл в его дом, то сразу почувствовал запах, только пожаренной картошки.
Снимая кроссовки, я произнёс:
- Не нужно было готовить еду, - выпрямившись, я стянул с себя теплую кофту, которую мама на меня натянула почти силком.
- Почему?  - немного разочарованно спросил Том, - Я думаю, тебе стоит…
- Не хочу, чтобы меня вырвало, - Перебил его я, только не сегодня.
Я поднял на него свой взгляд, давая понять, что я настроен решительно. Мне было немного страшно, всё-таки это мой первый раз, ладони, которые я засунул в передние карманы джинс, уже давно взмокли, а лицо, скорее всего, приобрело розовый оттенок, но к счастью из-за того, что свет в этой комнате был приглушён, этого заметно не было.
Я уже хотел предложить пойти в его комнату, как он, широко улыбнувшись прошёл к холодильнику, беззаботно произнеся:
- Тогда хочешь бокал вина?
- Думаешь, пропажу не заметят?
- Ну, я уговорил родителей оставить нам бутылочку.
- И они согласились? – ошарашено спросил я, быстро преодолевая путь и беря в руки бутылку.
- Да, мне разрешили, - улыбаясь, сказал он. Достав из верхнего ящика кухонного гарнитура два бокала, а из выдвижного - штопор, он с лёгкостью открыл бутылку и щедро налил вино в ёмкости.
- Если что, заедай картошкой, - смеясь, сразу предупредил он, давая мне вилку.
Взяв по бокалу, мы стояли друг напротив друга, рядом с плитой, на которой стояла сковородка с жареным картофелем.
- Я скажу тост, - произнёс я и с улыбкой сказал: - За мир во всё мире.
- Ха-ха-ха, - захохотал Том, намереваясь разлить алкоголь на пол. Он даже сел на корточки, прижимая руку с вилкой к животу.
- Блин, ну, ты загнул, - произнёс он сквозь смех. Я, улыбаясь, возвышался над ним и как только Том немного успокоился, он, поднявшись, менторским тоном проговорил:
- Отличный тост, Мистер Филипс. За такой тост пьют до дна.
- Согласен, Мистер Морган.
Мы чокнулись бокалами и моментально выпили жидкость, которая своим градусом обжигала мне горло. Почувствовав вкус, я смаковал его, ведь этот вкус был почти, что таким же как и у вишнёвого сока, но алкоголь имел неприятный привкус, поэтому я быстро заел его картошкой.
- Ещё по бокалу? – спросил меня Том, пережёвывая картофель, пока я набивал им свой рот. Я отрицательно замотал головой и, дожевав то, что было во рту, произнёс.
- Бери бутылку, бокалы и пошли в твою комнату.
- Блин, я туда сковороду не потащу, - обвиняюще сказал он.
- Да, не бери ты её. Так выпьём, - махнул я рукой и, вручив ему свой бокал, пробкой закрыл бутылку вина, беря её в руки.
- Пойдём?
- Может, всё-таки что-нибудь возьмём? – с сомнением произнёс Том.
- А что у тебя есть?
В итоге мы начали искать что-то существенное на его кухне. Прошло около пятнадцати минут, прежде мы поняли, что ничего вроде чипсов или крекеров у него на кухне нет. Этого хватило и для того, чтобы алкоголь начал тормозить мой мозг.
Мы, смеясь и выкрикивая какие-то глупости, наконец-то поднялись на второй этаж в комнату Тома, не забыв, конечно же, взять с собой вино и бокалы. Убрав всё, что брюнет аккуратно сложил на прикроватной тумбочке в своей комнате, мы разместили там захваченные по пути вещи.
- Ты хотя бы подготовился? – спросил я, садясь на кровать и наливая нам в бокалы алкоголь.
- Ты о чём? – садясь со мной рядом и беря в руки протянутый бокал, спросил Том. Похоже, алкоголь действительно затормаживает мышление.
- Я говорю о сексе, которым мы с тобой сейчас будем заниматься, - я проговорил это стараясь держать лицо, но всё-таки покраснел, скорее всего, даже сильнее чем Том. Он отпил немного алкоголя и поставил бокал обратно на тумбочку.
- Я не настаиваю на этом, - проговорил он и я закатил глаза.
- Ладно, хорошо. Я хочу тебя, так же как и ты хочешь меня. Просто мне немного страшно. Доволен? – спросил я, залпом выпивая вино и со звоном ставя ёмкость обратно.
Он резко повернулся ко мне и с теплой улыбкой, которую я так любил, провёл своей ладонью по моей впалой щеке.
- Я люблю тебя, - сказал он.
 
Время было уже больше восьми, потому за окном солнце ушло за горизонт, и небо окрасилось в красные оттенки. В комнате был полумрак, и я сидел напротив Тома, который не решался начать первым.
- Давай уже, - раздражённо произнёс я.
- Ты уверен? – в который раз переспросил меня этот тормоз, и я взвинчено и смущённо прокричал:
- Если будешь так тормозить, то я сам тебя завалю.
- Если ты хочешь, можешь быть сверху, - произнёс, явно покраснев. До этого мой взгляд останавливался на чём угодно, только не на лице Тома, но, как только я услышал эти слова, я поднял голову и наткнулся на его довольно серьезный взгляд.
Вот тут-то я понял, что ему всё равно на позу и на позицию. Он просто хочет слиться со мной. Закрепить между нами связь. Он действительно любит меня.
- Я хочу, чтобы ты… - произнёс я очень тихо и пристыжено.
Он придвинулся ко мне и нежно прикоснулся к губам, начиная одаривать поцелуями. Том наседал на меня и я, обнимая парня за шею, откинулся вместе с ним на кровать, продолжая этот сладкий поцелуй.
Его руки сначала были на моей талии поверх футболки, но после заскользили наверх к моим волосам. Я отдалённо подумал, что не стоит ему позволять это, но алкоголь и вожделение сделали своё и я просто не обратил на это внимание.
Он продолжал свои тягучие и нежные ласки. Поцелуи перешли на шею, а руки приподнимая футболку, поползли наверх, задирая её до груди. Пальцами он проходился по коже и, мне казалось, будто она начинает гореть. Я тяжело дышал и задыхался от захлёстывающих меня ощущений.
Прервав ласки, Том поднялся, стягивая с себя пуловер и расстегивая джинсы. Я тоже приподнялся, с трудом стянув с себя футболку, которую отбросил на пол и расстегивая джинсы трясущимися от возбуждения пальцами.
Он вновь навис надо мной, убирая мои ладони от ширинки и поднося их к своим губам. Каждый поцелуй отдавался дрожью в моём теле. Я, сев на кровати, обнял его за шею, вовлекая в поцелуй и грудью ощущая жар его тела и биение сердца.
Он стянул с меня оставшуюся одежду, и я разу же почувствовал себя неуверенно. Он, взяв смазку, выдавил её на свою руку, а после, придвинув меня ещё ближе, так, что наши члены начали соприкасаться, обхватил моё слизкой ладонью, заставляя меня вздрогнуть.
- Всё нормально? – обнимая и целуя меня в плечо, шепотом спросил он, медленно проводя рукой по моему пенису.
- Да, - судорожно выдохнул я и обхватил его руками за шею.
Медленно лаская мой член, он смотрел на моё лицо, будто стараясь впитать каждую мою эмоцию, проступившую на лице. Убыстряя движения рукой, он обхватил и свой член. Это были непередаваемые ощущения, которые заставили меня, крепче обхватив Тому, впиться ему в губы. Спустя пару мгновений я почувствовал, как Том содрогнулся и почувствовал теплую смазку, стекающую по моему члену, следом кончил и я.
Откинувшись на кровать, он взял бокал вина и отпил немного жидкости, предлагая её и мне. Я, кивнув, взял и выпил всё залпом, поморщившись от вкуса. Вернув хрупкую ёмкость обратно, мы, тяжело дыша, лежали мягкой поверхности, переводя дух.
- Продолжим? – спросил я тихо.
- Ты точно хочешь пойти до конца?
- Ты во мне сомневаешься? – я был удивлён, и в голову закралась гадкая, абсурдная, но такая реальная мысль. Том просто не хочет этого, за эти два месяца моё тело стало страшно и вряд ли оставалось привлекательным. Да, он любил меня, мою душу, но не тело.
Я провёл рукой по плечу и натянул на себя одеяло: прикрывая кожу, которая пожелтела, ребра, которые теперь сильно выступали, и лицо, которое и так было не сильно привлекательным.
Внезапно Том, придвинулся ко мне, рукой обнимая поперёк живота и утыкаясь лицом в моё плечо.
- Я очень хочу тебя, - произнёс он, проводя язык по моей коже и заставляя меня вздрогнуть. Я толкнул его и разозлено и смущённо прокричал:
- Тогда, какого чёрта, ты так поступаешь! Хватит уже!
После этих слов Том меня обнял меня, начиная страстно целовать и шептать прощения. Сейчас его ласки были более смелыми. Ущипнув один из моих сосков, проводя языком по моей щеке, прошептал.
- Я жажду услышать твой стон.
Это было сказано таким голосом, что я даже задрожал. Его нежность, сменялась страстью, возбуждая меня и заставляя трепетать.
Выбрав наиболее удобную позу, он начал меня растягивать. Признаться, это было не так приятно, как мне казалось. Но слишком больно тоже не было. Но когда он вошёл, я простонал, только вряд ли это был стон наслаждения, скорее ужасной боли.
Немного подвигавшись, мы решили поменять позу. По правде говоря, мне сразу же стало легче, и боль стала не такой сильной. И когда я привык к тому, что член Тома двигается во мне, движения начали удовольствия приносить.
Это продолжалось бесконечно долго, и было неподражаемо приятно. Мы сменили множество поз, и я кончил с десяток раз, скорее всего, так же как и ты. Я даже помню, что видел рассвет, восходящее солнце, которое было фоном позади тебя.
 
 Вот утро было самым ужасным за все мои шестнадцать лет. У меня болела голова, скорее всего от вина и задница от безудержного секса. Том уже давно встал и оставил таблетку со стаканом воды на прикроватной тумбочке. Я, выпив это, накрылся одеялом с головой и вновь попытался уснуть.
Но в комнату вошёл Том, который, кажется, решив, что я всё ещё сплю на цыпочках подошёл к окну, загораживая дневной свет плотными шторами и забирая пустой стакан с тумбочки.
- Я проснулся, - произнёс я испод одеяла. Том поставил стакан обратно на тумбочку и сел на кровать.
- Хочешь, я сделаю тебе массаж. А лучше тебе принять ванную. Я сейчас наберу воду, - сказал он, похлопав меня по спине.
Я откинул одеяло и заметил, что как в воздух поднялись мелкие пряди волос. Я резко сев на постели, даже забыв о боли, посмотрел на свою подушку, которая была вся усыпана клочками. Я провёл рукой по голове и вздохнул, ощущая залысину на правой стороне макушки.
В комнату зашёл Том. Скрип двери заставил меня повернуться к нему, он в руке держал халат и, подойдя к кровати, протянул его мне. Поднимая с постели, я чувствовал, настоящий зуд в заднице.
- Уф, не могу, - прошептал я, одевая халат.
- Могу понести тебя на руках, - широко ухмыляясь, предложил мне Том.
- Я сейчас тебе врежу, - отказал я, злобно глядя на него.
Ванную мы принимали вместе. Он сидел напротив меня окружённый пеной и с улыбкой от уха до уха.
- Чего ты ухмыляешься?
- Я очень счастлив, - прошептал он, блаженно закрыв глаза и продолжая улыбаться.
- Я тоже счастлив, - пробормотал я, покраснев и чувствуя на себе Тома.
Мы, молча, сидели в горячей воде, возможно думая об одном и том же. Я знал, что после моей смерти, Том будет сильно расстроен, по правде говоря, я очень этого хотел. Я жаждал, чтобы брюнет никогда не забывал обо мне. Я хотел въесться в его сознание настолько сильно, что в свой восьмидесятый день рождения, он внукам рассказывал о друге Джордже, который был у него в детстве.
- Том, - позвал его я, - Пообещай мне кое-что, - сказал я, смотря, как парень сразу же выпрямился и внимательно начал прислушиваться к моим словам, - Когда я умру, заведи щенка по имени Джордж.
- Зачем?
- Чтобы ты никогда меня не забыл, - произнёс я серьёзно и даже угрожающе. Я был уверен, что мой взгляд пропитан злостью и силой.
- Я и так никогда тебя не забуду, - произнёс он так же серьёзно.
- Я люблю цветы нарциссы, - сказал я, под водой задевая его ногой.
- Я знаю, - сказал он с улыбкой, - Я же люблю тебя.
 
 
*Около ста семидесяти сантиметров
Категория: Я хочу жить | Добавил: Lilu-san (18.07.2012)
Просмотров: 234 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]