Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Я хочу жить

Я хочу жить
Месяц четвёртый
 
Июль. Предполагалось, что подростки моего возраста будут проводить его на море, либо в путешествии и поездках с друзьями в какую-нибудь деревушку, в которой можно хорошо оттянуться, но я провёл его в своей собственной квартире в душной комнате вместе с Томом.
Мы почти всё время проводили за просмотром фильмов, лежа на диване. Иногда вечерами прогуливаясь по рядом стоящему парку, я завидовал людям, которые проходили мимо нас с Томом, говоря о планах на будущее.
Но для меня это всё не имеет уже смысла. Я научился смотреть на смерть, как на старый долг, который рано или поздно надо заплатить. Поэтому сейчас, я наслаждаюсь временем, проведённым с родными и любимыми.
С утра и вечером, я помогаю маме готовить нам еду для совместного приёма пищи. С отцом в выходные копаюсь в движке старой оставленной ещё дедом машине. А время, когда родители на работе провожу с Томом.
Вот и сейчас мы сидели на первом этаже в зале перед телевизором, смотря фильм «Заплати другому». Я сидел, прижав ноги к груди и обхватив их руками, а Том лежал рядом, подперев лицо рукой и наслаждаясь дувшим в нас вентилятором.
Кондиционер у нас, конечно, был, но уже через пять минут, когда он начинал работать, я чувствовал дрожь во всём теле, а включать и выключать его, было слишком накладно.
- Хороший фильм, - сказал я, поднимаясь с дивана, что вытащить диск, который мы напрокат взяли в магазине из DVD-проигрывателя.
- Угу, - ответил Том.
- Кушать хочешь?
- Не очень. А ты?
- Надо йогурт выпить, - сказал я, убирая диск в коробку и уходя на кухню.
Достав из холодильника бутылку с йогуртом, я, даваясь, начал его пить, чувствуя, как противно сжался желудок, не желая принимать еду. Спустя пять минут я уже стоял на четвереньках перед унитазом.
- Сколько ты уже не ешь? – спросил меня Том, когда я мыл лицо.
- Около двух недель. Мой организм уже не принимает пищу, - сказал я, вытирая лицом полотенце и выходя из туалета.
- Я хочу, чтобы мы кое-куда сходили, - внезапно произнёс Том.
- Что, прямо сейчас?
- Да, - сказал он и я побрёл на второй этаж, для того, чтобы переодеться. Так как я выглядел по-настоящему жутко. Я, для прогулки на улице, одевал: широкие армейские штаны, водолазку с длинными рукавами, а сверху жилетку с капюшоном, который всегда натягивал на голову.
Мы вышли на улицу и Том, взяв меня за руку, потащил в, известное только ему, место. Мы шли не долго, и уже через десять минут он притормозил перед лестницей в церковь. Начав подниматься, я упёрся, вырывая свою руку из его хватки и осуждающе и нетерпеливо глядя на него.
- Идём?
- Зачем нам в церковь?
- Ты не хочешь исповедоваться? – сказал он, стоя на ступеньках и смотря на меня снизу верх.
- Я не сделал ничего плохого, чтобы просить о прощении. К тому же я умираю от рака, разве это не достаточная плата за все несчастья, что я принёс в этот мир за все свои прошлые жизни? – прокричал я упрямо и злобно, смотря на Тома.
Люди, просто проходившие мимо или выходившие из церкви, смотрели на нас, пытаясь выяснить, почему мы так кричим. Глупые зеваки даже не подозревали о том, что на самом деле происходит. Это раздражало меня ещё больше.
- Что ты смотришь?! – прокричал я одной женщине, которая выпучив глаза, не отрывала от нас взгляда.
- Джордж, - спокойно произнёс Том, протягивая мне руку, - Идём, - с теплой улыбкой проговорил он.
Я стоял перед ним на асфальте, приподняв голову и смотря на возвышавшегося надо мной парня, который с улыбкой протягивал мне руку. Я взял его за руку, покраснев от своего поведения и сжимая чужую ладонь.
- Ничего страшного, что ты нервничаешь, - прошептал он, когда мы открыли двери и вошли внутрь.
Мы сели на скамейку в самом последнем ряду. Сжимая мою ладонь, я чувствовал поддержку Тома, поэтому закрыв глаза, я попросил Бога о защите любимых людей. Я надеялся, что когда умру, мои родители вскоре перестанут горевать и смогут смериться с моей смертью, а Том найдёт новую любовь, не забывая обо мне.
Жаль, конечно, но теперь мне больше не о чем мечтать.
 
Месяц пятый
 
От того, что я теперь не мог самостоятельно питаться, мне поставили капельницу и поместили в больницу. Том подарил мне свой плеер, закачав в него множество разной музыки. Теперь почти всё время я проводил в одиночестве.
Ну, не совсем в одиночестве, ведь в комнате помимо меня было ещё четыре человека. Рядом со мной был парень двадцати лет. Напротив – женщина старше тридцати и явно сварливее любой старухи. И маленькая девочка, которой не больше десяти.
Время посещения было с часу дня до шести часов вечера, так что родителей я видел только вечером, а Том приходил после обеда.
- Чем ты болеешь? – спросил меня парень.
- Лейкемией, - ответил я, оторвавшись от книги и посмотрев на своего собеседника. Он был так же худ и бледен, как и я.
- А у меня опухоль мозга. Операция состоится на следующей неделе. Ужасные головные боли меня раздражают до скрежета зубов, - он прошипел сквозь зубы и помассировав виски, спросил:
- Сколько тебе лет?
- Шестнадцать, - ответил я, и решил поинтересоваться возрастом мужчины, но меня перебили.
- А мне двадцать пять.
- Я думал, тебе около двадцати.
- В двадцать, я создал свою рок-группу, это было самое лучшее время в моей жизни. Четыре года, - со вздохом сказал он, - Целых четыре года счастья. Жаль, что теперь я не могу выносить собственный звук гитары.
- Ты был гитаристом?
- Да, - с улыбкой произнёс он.
- Моё имя Джордж, - сказал я.
- О да, мне это известно, твои родители и твой друг часто к тебе приходят. Моё имя Алекс, - смеясь, ответил он.
Пауза затянулась, и я уже взял книгу, чтобы продолжить читать, но услышал хриплый, глухой голос Алекса.
- Ты боишься смерти?
- Я не хочу умирать.
- Я тоже не хочу, я ещё сделал так мало.
- К примеру?
- Я так и не сказал своей любимой девушке, что испытываю к ней эти чистые и светлые чувства, с помощью которых я создавал свои песни. Я не приехал к родителям, хотя обещал это ещё в прошлом году. Я не отдал пять долларов своему другу. Я ещё не готов умереть. А ты?
- Я встретился со своим братом, с которым не видел на протяжении нескольких лет. Я всё свой свободное время проводил с родителями и извинился за то, что так и не выиграл в третьем классе младшей школы олимпиаду по литературе. А ещё я недавно потерял девственность и обнаружил человека, который любит меня также сильно, как и родители. Но я тоже ещё не готов умереть. И никогда не буду.
 
Вечером, когда Том ещё сидел рядом со мной, а родители только пришли. Мне стало плохо. Из лёгких выбило весь воздух. Казалось, будто вдохнул угарный газ. В тот раз мне показалось, что я умру.
 
Месяц шестой
 
Теперь я всё время проводил наедине со своими мыслями. Меня перевели в одиночную палату и, помимо капельницы, мне было подключено кислородное оборудование. Родители теперь проводили всё свое время возле меня (они взяли отпуск).
Мне делали химию, отчего я чувствовал себя ещё хуже, чем до этого. Том почти не появлялся, учёба отнимала у него всё время.
- Мама, спроси у доктора, парень по имени Алекс, с которым я до этого лежал в палате, как он? У него должна была быть операция.
- Хорошо, сынок.
Позже выяснилось, что операция прошла неудачно. И он умер. Была ли в этом вина докторов, которых всегда во всех бедах осуждают родственники погибших? Думаю, в этом была его собственная вина. Если бы он меньше любил свою музыку и больше заботился о себе, возможно, он бы остался жив. Но вряд ли тогда он был бы тем, кого я узнал, проведя с ним чуть меньше месяца.
Его группа называлась Moonlight. Поэтому в выходные, когда ко мне пришёл Том, я попросил его записать мне музыку этих парней на плеер. Позже, оказалось, что играют они не так плохо, как могло бы быть. А звук гитары и вправду божественен.
 
Не знаю, как объяснить, но в один день я почувствовал, что скоро умру. Это было не совсем то, что обычно чувствуешь, испытывая страх. Это было похоже на приближающиеся шаги Смерти, которые, увы, слышал только ты один.
Я попытался игнорировать это чувство, но обманываться не в моих правилах. Поэтому, после обеда, когда оба родителя начали зевать, а Том пришёл, провести время со мной немного больше, хотя сегодня и был будний день, я решил отправить стариков немного отдохнуть и подкрепиться кофе.
- Том, - произнёс я, снимая с лица кислородную маску.
- Ты что делаешь?! Одень обратно!
- Я хочу тебя поцеловать, - сказал я, заставляя брюнета слегка покраснеть и, быстро наклонившись, ко мне чмокнуть в губы, - Это же не поцелуй.
- Хорошо, - он присел на край моей кровати и, наклонившись, легко приобнял, боясь причинить боль моему разваливающемуся телу. Страстный, глубокий поцелуй заставил меня, оторвавшись от своего парня, прошептать:
- Томас Морган, я люблю тебя, - он ошарашено смотрел на меня и я, тепло улыбнувшись, обратно одел маску. Сердце начало болеть, а дышать стало тяжелее, я, найдя руку Тома, с силой сжал её.
- Джордж? Что с тобой?! Джордж! – кричал парень и, вскочив с кровати, попросил позвать доктора.
- Эй, держись, - прошептал он, садясь обратно и хватая мою руку.
- Я люблю тебя, - пробормотал я.
- Не разговаривай!
- Я люблю тебя.
- Замолчи, - истерично прокричал Том. Зрение у меня тоже ухудшилось, поэтому я с трудом смог заметить, как из глаз моего любимого текут слёзы.
- Не плачь, - прошептал я.
- Не умирай, - ответил на это Том, - Не умирай! – прокричал он, с силой сжимая мою ладонь и роняя на наши сцепленные руки, свои слёзы.
Сегодня было двадцать второе сентября. Погода была по-летнему теплой, хотя обещали сильные дождь и грозу. В этот день, когда мама посапывала на диванчике, а отец приобняв её, пил чёрный кофе, когда мой доктор, закрывшись в ординаторской со своими коллегами, праздновал свой день рождения, выслушивая самые лучшие пожелания, когда Том, рыдая, сидел рядом со мной, я почувствовал, как костлявая рука Смерти обхватила моё сердце.
Сегодня было двадцать второе сентября. В этот день я умер.
Категория: Я хочу жить | Добавил: Lilu-san (21.07.2012)
Просмотров: 212 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]