Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Конец Вечности

Конец Вечности
Любовь? Хех, сколько всего вкладывают в это слова люди. А что такое любовь? Если вы спросите меня, я не смогу дать вам внятный ответ, ведь описать любовь невозможно. Ты просто её чувствуешь, твоё биение сердца, твой взгляд, да, весь твой организм, меняется, и ты уже перестаёшь жить той жизнью, которой жил до этого.

На следующий день после того знаменательного вчера в палатке, я проснулся рано, по причине известной лишь моему организму. Просто в какой-то момент я открыл глаза и уставился на зелёную плотную ткань, из которой была сделана палатка. Аккуратно развернувшись, чтобы не разбудить Лёву, я обнаружил, что мелкого засранца, вообще, нет в спальнике.
Одевшись, я вышел из ночного домика и зажмурился от солнца слепившего мне глаза, прикрыв веки ладонью, я сквозь пальцы осмотрел местность и обнаружил, что блондин сидит в моей машине на водительском кресле, сложив руки на руль и повернув голову в сторону рассвета.
Я убрал руки от лица и заворожено смотрел на светлую макушку, волосы на которой развивались от утреннего прохладного ветерка. Засунув руки в карманы, я стоял ещё несколько минут, и испуганно вздрогнул, когда услышал голос рядом с собой.
- Сегодня я поеду с тобой, - сказала Кристина, напугав меня до смерти и заставляя скорчить кривую и неискреннюю улыбку.
- Хорошо, - ответил я, продолжая улыбаться и морщиться от солнечного света.
- Собирай палатку, - сказала она и, развернувшись, покинула меня. Честно говоря, после того инцидента у неё даже тембр голоса изменился. Я вдохнул полной грудью и медленно выдохнул, вспоминая, что человечество погибло, и лишь максимум сотня людей всё ещё живы, теплясь надеждой стать новыми Адамом и Евой.
Собирать палатку было безрадостным и скучным делом, поэтому я медленно передвигая руками и ногами, собрал наши вещи и разложил их по сумкам, закидывая каждую из них, на своё юношеское натренированное плечо.
Поднимаясь по наклонной к дороге, я запыхался и устал так, будто пробежал пятикилометровый кросс. Подойдя к фургону Александра, я осторожно открыл дверь и заглянул внутрь, обнаруживая. Что все уже давно проснулись и не спят.
- Я принёс палатку и спальные мешки, - сообщил я владельцу, закидывая в машину сумки.
- Вы уже проснулись? Я думал вы дрыхнете, как сурки. Кстати, тебе Кристина сказала, что хочет с тобой поехать? – спросил он, беря одну из сумок и заталкивая её под кровать Саши. Я же топтался возле двери и, скорчив рожу, пока её не видел Александр, ответил на его вопрос.
- Да, сказала. Я вот как раз хотел об этом Лёве сообщить. Просто, думаю, он ей не уступит переднее место, - пошутил я.
- Это и не надо, - смеясь, ответил мужчина, затолкав последнюю из сумок под кровать, - Он поедет с нами. Кристина хотела прокататься с тобой наедине, - он немного помолчал и я теперь был уверен, что блондин будет против такой затеи, однозначно против, - Позови всех, Кристина сделала нам завтрак.
- Да, сейчас, - сказал я, не слушая мужчину. Я немного отошёл от фургона и посмотрел на пляж, где ходила девушка, так задумчиво и отрешённо, что я сначала даже не хотел её тревожить, но голос разума всё же был намного громче.
- Кристина! – окрикнул девушку я, и она развернулась, отчего её кудри подпрыгнули, растягиваясь и снова падая на плечи, - Идём завтракать.
Я дождался её кивка и подошёл к машине, которая стояла чуть дальше, чем фургон. Открыв переднюю дверь, я сел на пассажирское место, рядом с Лёвой, который продолжал лежать на полностью откинутом кресле, прикрыв лицо газетой от ярких солнечных лучей, пробивавшихся через высокие деревья на горизонте.
- Хочешь завтракать? – спросил я, останавливая свой взгляд на заголовке газеты, которая вышла ещё полгода назад.
- Нет, - ответил Лёва, выдохнув, отчего газета, слегка приподнялась и обратно вернулась на место, накрывая лицо парня.
- Идём, - толкнув блондина в бок, сказал я и открыл дверцу намереваясь вылезти из машины.
- Кристина что-то сказала тебе? – спросил он неожиданно, что заставило меня буквально замереть на пути к выходу.
- Только то, что ты едешь в фургоне, а я еду с ней, - ответил я как можно более расслабленно и спокойно, в надежде, что парень воспримет это нормально.
Резкий удар в спину, заставил меня поморщиться от боли и посмотреть на парня, который выпрямив спину, сидел на согнутой ноге, сильно поджав губы и злобно глядя на меня. Я удобнее устроившись на кресле, захлопнул дверцу машины, и устало посмотрел на блондина, который не сводил с меня своего взгляда.
Вопреки моему ожиданию, Лёва не заговорил и даже не шелохнулся, он просто сидел, смотря на меня. В то время как его взгляд становился всё грустнее, а плечи опускались ниже.
- Мы зря уехали из дома, - сказал он тихо и надуто. Я не мог сказать, что думаю точно так же, и совершенно точно не мог сказать, что я был не прав, настояв на отъезде. Да, я трус и дурак, пытающийся сохранить собственное достоинство, но изменить решение уже нельзя, а оборачиваться назад мне не хотелось. Такую же ошибку сделал Орфей, обернувшись, в надежде насладится прекрасным видом своей Эвридики.

Аппетитно позавтракав, мы уселись по машинам. Признаюсь честно, что довольно трусливо ожидая свой участи, я то и дело кидал взгляды с Лёвы, на Кристину, будто ожидая извержения вулкана.
И вот уже пятнадцать минут езды, а я до сих пор жив и даже не втянут в серьёзный разговор. Внутреннее напряжение становилось сильнее с каждой секундой и каждым сантиметром, что мы проезжали ужасно медленным темпом. Наконец её резкий вздох, и поворот головы в мою сторону.
- Я… - начала она и отвернулась, глядя на дорогу через солнцезащитные очки, - не понимаю, - тихо прошептала она и снова вздохнула, похоже, её терзали разные мысли по поводу всей ситуации.
- Что ты хочешь от меня услышать? – спросил я, сверяя дорогу с навигатором и кидая взгляд в сторону девушки.
- Это, - качая головой и морщась, как от неприятного запаха, изрекла она, - когда вы познакомились, вообще?
- Честно говоря, я не помню. Месяц назад? Полгода? У меня такое чувство, что я знал его всю свою жизнь, как будто, он всегда был со мной.
- Ты так говоришь… просто не верится! - Усмехнувшись, сказала она и нервно откинула одну из завитушек своих волос, складывая руки на груди и отворачиваясь к окну, - Вот дерьмо! – добавила она через минуту, ударив рукой дверцу машины и снова сложив руки на прежнее место.
- Послушай, я понимаю, что со стороны это выглядит совсем иначе. Я даже сам не могу точно сказать, что всё это значит… - я повернул на левую ветвь дороги и, прочистив горло, продолжил, - но та фраза, что я произнёс в палатке, действительно настоящая.
- Просто, заткнись, - злобно прорычала Кристина и я, как любой человек, просто замолчал, тихо вздыхая и периодически сверяясь с дорогой по навигатору.
Я понятия не имел, что творилось в голове этой девушки, на самом деле, я даже не представлял, что может сделать она через секунду, и надеялся, что Кристина не настолько сумасшедшая, чтобы причинить мне какие-либо увечья в момент езды.
- Я не сказала об этом Александру, и почему-то мне показалось, что ты не удивлён этому. На самом деле…
- Нет! Я действительно удивился, что ты не сказала о нас Александру, - перебив, заметил я, за что получил довольно-таки сильный подзатыльник от хрупкой девушки, которая злобно, как змея, близко наклонившись, прошипела мне в ухо:
- Не перебивай меня никогда, - это прозвучало настолько ядовито, что я внезапно осознал, насколько ужасна девушка, которой не ответили взаимностью.
- Прости, - пытаясь сохранять ровный тон голоса, ответил я.
- Нарцисс… - она вздохнула и отодвинулась, поправляя солнцезащитные очки и поднимая худые ноги на бардачок, - На самом деле, дело не в том, что ты мне отказал и даже не в том, что Лёва несовершеннолетний… Просто действительность принять, не так просто, когда ты думаешь головой. Я даже в фургоне не поехала, потому что боялась, что под гнётом собственных мыслей, всё расскажу Александру.
Я не знал, что ответить на это, я был растерян и потрясён её словами. Несколько минут мы молчали, потом она нажала кнопку «play», включая мою музыку и давая понять, что разговор окончен.
Мы ехали, молча, до заправки и, как только машина остановилась, Кристина мгновенно вышла из автомобиля, так что, проследив за её манёвром взглядом, я выключил плеер, нажимая на кнопку для открытия крышки бака. Выйдя из машины, первое, на что наткнулся мой взгляд, был Лёва, устало выползающий из фургона, вслед за весёлой девочкой.
Я захлопнул дверцу и обогнул машину, чтобы вставить шланг в бак, стоя спиной к остальным, я почувствовал движение сзади и обернулся, увидев, что Лёва, прислонился к автомобилю, складывая руки на груди.
- О чём говорили? – его тон был спокойным, похоже, что парень перед тем, как подойти ко мне, долго репетировал наш разговор.
- Ни о чём. Она просто высказала свои мысли по поводу этой ситуации, - ответил я, делая ладонью козырек против солнца.
- Нарцисс, ты мне нужен! Подойди сюда! – крикнул со стороны магазина Александр, и я повернув голову в его сторону, ответил:
- Иду!
- Мы не договорили, - спокойно констатируя факт, сообщил Лёва.
- Потом, - ответил я и, обогнув парня, прошёл мимо к магазину, около двери, которого стоял мужчина, видимо пытаясь открыть её.
Он стоял, наклонившись и дёргая ручку двери, будто пытаясь разглядеть что-то в замочной скважине. Потом выпрямившись, он посмотрел на меня и, кивнув, почесал ещё не выпадавшие волосы на затылке.
- Даже не знаю, как открыть, - сказал он устало.
Я, отодвинув его в сторону от двери, согнул руку в локте и со всей силы ударил по стеклу, сразу же отскакивая с диким воплем, даже не поцарапав окно в двери.
- Чёрт! Как же больно! Твою мать! – кричал я, прыгая и прижимая к груди болевшую руку. На мой крик прибежали все, а Александр стоял, мотая головой и удивляясь моему бестолковому поступку. Пока две девушки и Лёва пытались успокоить меня и как-то облегчить боль, Александр взял огнетушитель, стоявший около входа и начал бить по стеклу, ломая его и открывая дверь.
В это время я поплёлся вместе с Лёвой к своей машине, а Кристина, держа Сашу за руку, потащила её в магазин, который открыл мужчина. Открыв заднюю дверцу, я сел в автомобиль, наблюдая, как Лёва суетится рядом со мной.
- Ты в порядке? – обеспокоенно смотря на мою руку, спросил Лёва.
- Кажется, мне немного легче, - потирая ушибленную руку, отозвался я и, наконец, встретился со взглядом блондина, лицо которого было усталым и вымученным. Поддавшись к нему, я приблизил наши лица, почти соприкасаясь с губами, и тихо прошептал:
- Теперь поедешь со мной?
- Да. – Обняв меня за шею и сразу же начиная целовать, прошептал парень. Обнявшись, мы сидели на заднем сиденье, слегка прикрываясь и не давая увидеть оставшимся снаружи людям нашу личную жизнь.
Когда блондин захотел удобнее устроиться на сиденье, задевая мою руку, которая мгновенно заныла сильней, я оторвался от его губ, убирая от него болевшую руку и начиная рассматривать локоть, который, кажется, уже посинел.
- Я сейчас лёд принесу, - сказал Лёва и выскочил из машины, направляясь в фургон. Пока я сидел и рассматривал руку, бензин начал течь по шлангу в бензобак, а Александр с Кристиной выносили, сжимая в руках, какую-то еду из магазина.
В это время вернулся блондин, сжимая в одной руке полотенце, а в другой пакет со льдом. Завернув лёд в тряпку, он осторожно взялся за мою руку, аккуратно прижимая этот холодный «рулет» к проступающему синяку.
- Сильно болит? – спросил он, вздыхая и сдерживая дрожь рук. Я забрал лёд и сам прижал к болевшему месту, отвечая на вопрос блондина.
- Терпимо. А ты, перестань, так беспокоится, я же не руку сломал.
- А вдруг у тебя внутренний перелом! Да, мало ли, что могло случиться, ты же, ни черта, не видишь! – довольно громко заявил парень, тяжело дыша и ужасно нервничая. Учитывая, что за последние два часа езды температура поднялась на отметку плюс тридцать один градус по Цельсию, было жарко и вот такое истеричное настроение лишь раздражало.
- Успокойся, - устало проговорил я и посмотрел на взвинченного парня. Он смотрел на меня довольно долго, а потом кивнул и спокойно вышел из машины, на что я закатил глаза и раздражённо ударил переднее сиденье.
Казалось бы, что после слов «Я люблю тебя», всё должно быть гладко и прекрасно, как говорится мы вошли в шоколадно-букетный период, но всё не так как кажется на первый взгляд. Долбанные общество и обстоятельства, никогда не дают нормально насладиться ситуацией, в которую ты заслуженно попал.
Отняв от руки лёд, я прислонил его ко лбу, с которого уже тёк пот, и откинулся на спинку, расслабляясь и устало выдыхая. Закрыв глаза, я представил, что если бы мы с Лёвой, путешествовали одни, то всё было бы абсолютно по-другому.
- Ты в порядке? – заглянув в машину, поинтересовался Александр, не ожидая того, что мужчина придёт сюда, я даже подпрыгнул, сразу же поморщившись от боли в руке.
- Да, - ответил я, прижимая лёд к нывшему месту.
- Но вести не сможешь, - утвердительно сказал он, - Лев водить умеет?
- Да, я его учил.
- Тогда давай, садись на переднее пассажирское место, чтобы в случае чего, помочь ему, - на такое заявление старшего, я кивнул и вылез из машины, быстрее садясь на переднее сиденье, в надежде, что мы вскоре двинемся.
Жара, по правде говоря, была уже невыносимой, кондиционер в машине работал на полную мощность, но легче от этого не становилось. Рука по-прежнему ныла и не давала покоя, в то время как Лёва был за рулём и аккуратно ехал в нужную сторону.
- Нар, ты как? – обеспокоенно спросил он уже в пятый раз и я, устало выдохнув и закатив глаза, в который раз повторил.
- Всё нормально. Лучше следи за дорогой, - после этого мы ехали, молча ещё несколько минут и, кажется, блондин решился задать тот вопрос, который его заботил больше всего.
- О чём вы говорили с Кристиной?
- Я уже ответил, что ни о чём, - раздражаясь от жары и боли в руке, нервно ответил я. На самом деле мне совсем не хотелось ему грубить, но внешние факторы делали всё, чтобы поссорить нас
- Я хочу услышать нормальный ответ, - так же спокойно проговорил Лёва.
- Хочешь услышать? – резко выпрямляясь на сиденье и корпусом поворачиваясь к нему, спросил я, - Она считает, что я принудил тебя силой. Ввёл в заблуждение. Она думает, что я порчу твою жизнь. И знаешь, временами я думаю точно так же. Иногда у меня складывается впечатление, что мы просто поганим друг другу остатки той жизни, что можно было бы прожить не заботясь о ком-то кроме себя самого, - выдал я и обратно откинулся на спинку сиденья, переворачивая лёд и вновь заботливо прижимая его к руке.
Вопреки моим ожиданиям, Лёва ничего не сказал и даже не шевельнулся, он продолжал мелено ехать по маршруту, который озвучивал навигатор.
- Извини, что сорвался, - тихо и устало сказал я. Он отрицательно помотал головой и сглотнул, добавив:
- Ничего страшного.
- Лёва, сейчас жарко, у меня болит рука и чувствую я себя очень плохо, поэтому то, что я сказал просто срыв эмоций, не парься из-за них, ладно?
- Конечно, - тихо ответил блондин.
В тот момент я понял, что слова, сказанные мной пару минут назад никогда не забудутся и не сотрутся из воспоминаний. Это были именно те слова, который нельзя было говорить никогда и даже сладостное признание в любви не убедят Лёву в том, что я на самом деле не думаю так.
Категория: Конец Вечности | Добавил: Lilu-san (07.05.2012)
Просмотров: 239 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]