Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Конец Вечности

Конец Вечности
Мне кажется, это знакомство было действительно судьбоносным.
То, что он был из России, только доказывало это. Общаясь с ним в тот вечер, я начал понимать, насколько этот человек интересен и дружелюбен, и даже если его внешность внушает обратное, то вам обязательно стоит завязать с ним разговор и убедиться в правоте моих слов.
Впоследствии сказав ему свой номер и квартиру, в которой проживаю, я также выяснил и его контакты. Некрасов Павел Иванович было его имя, по правде говоря, вначале я даже не поверил ему, а после долго смеялся.
Я не был истинным гомосексуалом, но не отметить его привлекательность просто не мог. Особенно белозубую широкую счастливую улыбку, которой он улыбался, услышав от меня забавные вещи. Впервые увидев её, я почему-то подумал, что лишь человек с чистой душой может так улыбаться.
Нет, конечно, я не влюбился. О чём вы? Просто Паша мне действительно понравился как человек. Он был таким сияющим и ярким, что я тянулся к нему, как к свету. Это напомнило мне о людях, от которых исходит тепло. Они могут с вами заговорить в автобусе в ужасной давке или познакомится на улице, когда он не может найти что-то, а вы просто отвечаете, ответно улыбаясь на его улыбку или отпущенную шутку, будто чувствуя этот светлый поток энергии исходящий от него. Таких людей очень мало и мне кажется, Паша один из них. Надо будет Лёву с ним познакомить.
- Тогда до встречи, - улыбаясь и пожимая мне руку, попрощался Павел.
- Счастливо, - отпуская его руку и разворачиваясь, уходя в своём направлении, ответил я.
Домой добрался быстро. Хорошо, что Городской Совет освещает все улица Парижа. Заходя в свой многоэтажный дом и поднимаясь по лестнице вверх, я решил, что сегодня переночую в своей квартире, поэтому предусмотрительно вынул ключи. Открывая дверь, я вздрогнул от испуга, когда телефон внезапно зазвонил в темноте лестничной площадки. Звонил Лёва.
- Алло, - заходя в квартиру, ответил я.
- Нар, ты где? У тебя всё хорошо?
- Всё в порядке, Лёва. Я у себя в квартире, - ответил я, снимая обувь и проходя на кухню. В трубке повисло молчание, и я, подумав, что с сетью что-то случилось, спросил, - Ты меня слышишь?
- Да, - ответил он, и мгновение спустя пролепетал, - Тебе, наверное, одежда нужна, занести?
- О, да, - согласился я, открывая холодильник, - Было бы не плохо.
- Тогда я сейчас.
Я следом за блондином повесил трубку и откинул отросшую прядь волос с глаз. Может мне постричься? Я услышал звонок в дверь и закатил глаза, закрывая холодильник обратно. Его учтивость меня временами бесит. Я пошёл открывать дверь и, впуская парня внутрь, спросил:
- Зачем ты звонил? Мог бы и так зайти.
- Вот, - протягивая мне пакеты и, проходя внутрь, сказал он.
- Спасибо, - ответил я, заглядывая в их содержимое, а потом спрашивая, - Можешь меня постричь?
- Что? – разворачиваясь ко мне и отрываясь от лицезрения точно такой же как и у него кухни, удивлённо спросил он.
- Постричь меня, - кидая пакеты на кровать в комнате и выглядывая из неё, повторил я.
- Да, я, как бы, не умею, - ответил он, а я, достав ножницы, протягивал их ему, уже усевшись на табуретку.
- Давай, - улыбнулся я ободряюще.
- Ты сам попросил, - опасливо и предупреждающе ответил блондин и, взяв ножницы, сначала расчесал мои волосы, а потом минут пять крутился вокруг, решая, как будет мне лучше.
Минут пятнадцать прошло с тех пор, как я увидел отрезанные локоны волос, падающие на пол покрытый линолеумом. Наконец, закончив подстригать меня, парень отошёл на расстояние, чтобы оценить стрижку, и невесело улыбнулся.
- Не смотри так на меня, - улыбнулся я, стряхивая с одежды оставшиеся волосы и поднимаясь со стула.
Направившись в коридор, я включил свет и встал напротив зеркала, смотря на вполне хорошую стрижку, сделанную Лёвой.
- Отличная работа, - похлопал я его по плечу и улыбнулся.
- Точно?
- Лёва, Господи, мне не перед кем красоваться, кроме тебя. Так что если ты меня считаешь красивым, мне этого вполне достаточно, - поворачиваясь к нему и выключая свет, ответил я.
За то счастливый Лёва растроганный моим столь завуалированным признанием, бросился ко мне на шею, обнимая и приникая к губам в страстном поцелуе. Я, конечно же, обнял его в ответ, умело отвечая на его крышесносный поцелуй.
- Я люблю тебя, - прошептал он, сжимая мою футболку на спине.
Я нежно поцеловал его в щёку и выпустил из объятий, забирая ножницы, впивавшиеся мне в спину, из его рук и направляясь в комнату за полотенцем.
- Я приму душ, потом ты и сразу спать, хорошо?
- Да, - кивнул он и прошёл в кухню, чтобы поставить чайник. Он никогда не мог заснуть без чая с молоком на ночь. Наверно, у него это был какой-то ритуал.
В душе стоя под теплыми струями, я чуть не растаял от блаженства. Будучи липким и грязным от пота, который выделялся при такой жаре, я теперь чувствовал себя лучше, чем когда-либо.
Я направился в комнату, надевая нижнее бельё и расстилая постель. Лёва не купался в душе дольше, чем я, поэтому через пятнадцать минут он тоже вышел из ванной комнаты и, надев предложенные мною трусы и выключив везде свет, лёг на кровать вместе со мной.
- Где ты был?
- Что? – непонимающе спросил я, открывая глаза, которые только что прикрыл.
- Ты ведь сегодня где-то бродил… до того как вернулся в квартиру, - сказал он и видимо перевернулся лицом ко мне. Тут я вспомнил, что хотел рассказать ему Паше, с которым познакомился.
- Да просто бродил по округе. Я там парня встретил, очень интересного весёлого, Паша зовут. Я вас завтра познакомлю. Он тоже русский.
- Понятно, - ответил мне блондин, а я уставший за весь день, хоть и заметил в его голосе горечь, не захотел это обсуждать, поэтому повернувшись на бок, я просто притянул его к себе и, поцеловав в висок, прошептал:
- Я люблю тебя. И больше мне никого не надо.

На следующее утро, вкусно позавтракав, мы приступили к изучению английского языка. Это было довольно-таки муторно и не интересно, поэтому уже через полчаса зевая, я сказал:
- Существуют два типа глаголов: правильные и неправильные. Неправильные делятся на три формы, - тут меня отвлёк зазвонивший телефон, поэтому остановившись в обучении, я ответил на звонок.
- Привет, Нарцисс, - пропела Кристина в трубку.
- Доброе утро, Кристин, - улыбнувшись, ответил я, - Как дела?
- Всё отлично! Как здоровье? Выписался уже, а мне даже не сообщил! – обидчиво произнесла она, и я скривил губы и сморщился, надеясь, что она не закатит скандал, - Хорошо, что мне Лёва сказал и даже номер дал! – я перевёл взгляд на блондина, который тщательно изучал мои записи, повторяя слова.
- Прости, - виновато произнёс я, а девушка хмыкнула и громко вздохнула.
- Я приглашаю вас сегодня на вечер. Александр тоже придёт. Посидим все вместе поболтаем.
- Да, конечно, – ответил я сразу, а потом, вспомнив про Пашу, спросил, - Слушай, а можно я с собой ещё человека возьму. Я тут недавно с русским парнем познакомился, он тут никого не знает из русских кроме меня, поэтому…
- Да-да, конечно, бери!
- Отлично, а ко скольки?
- Ну, к шести- семи, как получится, - сказала она, и я услышал голоса на заднем плане.
- А где ты живёшь?
- Лёва знает, так что он проведёт вас, - ответила она быстро, похоже, её свободное время заканчивалось.
- Тогда, до вечера, - ответил я, и она, попрощавшись, положила трубку.
Я сел обратно за стол напротив Лёвы, который подняв голову, готовясь выслушать меня.
- Кристина сегодня приглашает к себе в гости на ужин. Я согласился. И Пашу с собой захватим, - сказал я и проследил за реакцией своего парня на это имя.
- Хорошо, - без улыбки ответил он, никак не выказав своего недовольства данной ситуацией или чем-то ещё. Можно было подумать, что он настолько увлечён учебой, что просто не может адекватно прореагировать, но я-то его знаю.
- Если ты не хочешь, мы можем не идти, - произнёс я просто.
- Тогда не пойдём, - ответил он и поднял на меня взгляд. Это был тот самый пожирающий взгляд ревнивого эгоиста, который был уверен в том, что данный человек принадлежит именно ему и никто ему не указ.
- Лёва, я же сказал, что кроме тебя для меня никого не существует, - конечно, я был рад, что его характер менялся и он, наконец, начал высовываться из своей раковины, но я-то привыкший к его постоянному согласию, просто был не готов к такому.
- Если бы не существовало, ты бы никуда не ходил, не ушёл бы вчера и, вообще, всё время проводил со мной. Такую фразу, как «кроме тебя для меня никого не существует» могу произнести я. Ведь в ней ты бы не усомнился, так? Потому что мне действительно никто не нужен кроме тебя. А тебе нужно общество. Тебе нужен кто-то ещё кроме меня. Это не потому что ты меня не любишь, это потому что ты боишься. И боишься ты не того, что у меня внезапно может развиться рак, а у тебя сломаться нога и тебе никто не поможет. Ты боишься меня, боишься начать принадлежать мне так же, как и я принадлежу тебе. А может быть, ты не боишься, а просто не хочешь. По правде говоря, я не знаю, как ты думаешь и о чём, - всё это он говорил, водя ручкой по столу. И как только закончил свой монолог, поднял на меня взор своих потемневших синих глаз.
Я был удивлён, хотя нет, я был очень ошарашен таким заявлением. Никогда не подумал бы, что он может мыслить настолько объёмно и рационально, будто ему было не пятнадцать, а около сорока и он был не школьником, абсолютно не знающим английский язык, а квалифицированным психологом с двадцатилетним стажем.
- Я удивлён, - произнёс я после пары минут молчания.
- Я знаю, - ответил он, опуская взгляд и вновь начиная водить ручкой по столу.
- Думаю, ты прав, - ответил я, серьёзно обдумав его слова, - Я пока боюсь. Поэтому надеюсь, ты не слишком будешь отпираться от моего решения, пойти к Кристине.
- Конечно, - ответил он и остановил ручку, пристально глядя на неё. А потом, вздохнув и отложив ручку, поднял на меня взгляд, - Звони Паше.
- Позвони ему сам, - улыбнулся я, поймав на себе удивлённый взгляд.
- В смысле? Я же его не знаю.
- И что? Просто скажи, что мы живём вместе и чтобы он сюда к шести приходил, потому что нас позвали наши друзья из России в гости и мы приглашаем его тоже.
- Он же твой знакомый, - всё ещё отпирался по-детски надув губы, Лёва.
- Списывай номер и звони.
Немного ещё по отпиравшись, блондин, всё-таки взяв у меня номер Паши, позвонил ему и, то краснея, то бледнея, договорился о встрече у меня дома в шесть. Похоже, то, что ему позвонил Лёва, обрадовало нашего нового знакомого больше, чем я ожидал.
- Да, ты просто садист, - сообщил мне блондин о новом достоинстве моего характера.
- Правда? – нарочито удивлёно спросил я, притягивая к себе парня.
- Конечно! Заставлять социфоба говорить с незнакомым человеком очень гуманно с твоей стороны, - смеясь, ответил мне Лёва и опустился на мои колени.

Мы всё-таки вернулись к изучению английского и до обеда уже не отрывались от него, потом поев, мы подключили привезённую с собой приставку и играли в неё до тех пор, пока не пришёл Паша.
Блондин был в своем репертуаре, поэтому лишь перекинулся парой слов с ним, а потом, когда мы оба собрались, отвел нас в дом Кристины и Сашеньки.

- Привет! – открывая дверь и впуская нас, приветливо улыбнулась Кристина.
- Я Павел, - улыбнулся он и, подцепив хрупкую ладонь девушки, поцеловал её тыльную сторону.
- Очень приятно, Кристина, - кивнула она и проводила нас в зал, где Александр слушал рассказы маленькой девочки, которая продолжала болтать даже когда мы вошли в помещение.
- Сашенька, - позвал её я, и вот только тогда, она обратила внимание на вошедших и, спрыгивая со стульчика и счастливо улыбаясь, подлетела ко мне.
- Нарцисс! Ты наконец-то пришёл!
- Да. Ты ждала меня, моя маленькая принцесса?
- Конечно, дорогой принц, - Подняв голову и высокомерно выставив грудь известила она нас.
Она называла нас маленьким королевством, где Александр, естественно, был королём, Кристина была королевой, сама Сашенька – принцессой, я принцем, а Лёва шутом. Но если даже в моей сказке все занимали такой же статус, как и в королевстве Сашеньки, история была совсем другой. Принц не женился на принцессе, потому что влюбился в шута. Ужас, напоминает какой-то третьесортный роман.
Кристина, накрывшая на стол с моей и Пашеной помощью, теперь рассаживала нас по местам и, как только все удобно устроились вокруг стола, она разрешила приступить к ужину.
Естественно, еда была просто восхитительной. Всё-таки я считаю, что лучшим поваром может быть только женщина. Нет, конечно, Лёва готовил довольно-таки вкусно, но готовка Кристины совсем другое дело.
После ужина, Кристина уносила на кухню все тарелки сама, уверив нас, что наша помощь будет только во вред, А Александр нравоучительно объяснял что-то Сашеньке, которая вцепившись в рубашку Левы, не отпускала от себя парня ни на шаг. В это время мы с Пашей сидели на диване и болтали о своём.
- Слушай, Павел, если бы ты любил человека, ты бы поступил так, как он хочет даже вопреки рассудку?
- Не думаю. Я бы поступал, так как считаю нужным, но прежде выслушав его мнение, конечно. К тому же, если бы я хотел того же, что и он, но это противоречило здравому смысл, я бы послал этот здравый смысл в задницу. Это ведь моя жизнь и она одна, неужели только руководясь здравым смыслом, я должен буду проживать ее, так как не хочу этого делать?
В тот момент, когда рядом со мной сидевший парень так просто говорил истину, которую мне нужно было услышать, я понял, что мне никто кроме Лёвы не нужен. Действительно не нужен.
Это было похоже на озарение. Внезапно весь свет погас, и теперь лампочки освещали только меня и Лёву, который с усталым видом смотрел куда-то вниз. Теперь я действительно понял, что значит нуждаться в одном единственном человеке, что значит быть убежденным, что кроме этого человека для тебя больше никого не существует.
Вероятно, даже моё сердце стало стучать по-другому, а в голове, как будто что-то щелкнуло, заставляя меня абсолютно абстрагироваться от реальности. Теперь я понимаю, почему Лёва всё время, что мы провели в поездке, не сводил с меня взгляда, видимо он просто не мог. Как и мне теперь, ему тогда было не на что больше смотреть.
- Нар, Нар! – вывел меня из транса Паша.
- Да, прости, - ответил я, повернувшись к парню, который внезапно стал относиться к безликой массе людей.
- Сколько Кристине лет?
- Ой, я даже не знаю. По-моему она моего возраста, - задумчиво сообщил я.
- А сколько тебе лет?
- Мне двадцать три.
- А мне двадцать один, - ответил он немного понуро и я, поняв цель его расспросов, пояснил:
- Кристина не такая девушка, чтобы зацикливаться на возрасте, так что не грузись по этому поводу. Просто покажи свой характер и общайся вон с той маленькой принцессой.
- Ты думаешь, у меня есть шанс?
- Шанс есть всегда, - пожал плечами я и поднялся с дивана, чтобы помочь Кристине принести чай и поставить на середину черничный пирог, который она сама испекла.

Мне стало все равно на всех кроме Лёвы. Даже находясь от него на расстояние вытянутой руки, я тосковал. Было желание заткнуть этих галдящих людей, перелезть через стол и обнять его, прижимая к себе и не отпускать больше никогда. И как говорил Пауло Коэльо, бразильский писатель и поэт, «Любовь не приносит, и никогда не приносила счастья. Скорее наоборот: любовь — это тоска и смятение, поединок, это ночи без сна, когда терзаешься вопросом, правильно ли ты поступаешь».
Категория: Конец Вечности | Добавил: Lilu-san (10.06.2012)
Просмотров: 243 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]