Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Не мечтай о таком

Не мечтай о таком
7. Rest in Peace
 
Я стоял возле дороги, облокотившись на пятиэтажный дом из красного кирпича, каких в округе было много: они возвышались рядом друг с другом почти вплотную, образовывая что-то похожее на лабиринт.
Затягиваясь ядовитым дымом сигареты, я вспомнил кносский лабиринт. Согласно мифу, в этом лабиринте царь Минос скрывал тайну своей неверной жены Пасифаи, которая, воспылав страстью к священному белому быку, родила чудовище – Минотавра, получеловека-полубыка. Дедал выстроил лабиринт с такими запутанными ходами, что никто не мог найти из него выход. Даже Дедал, не угодив царю, был заточен туда и так и не нашёл выход. А ведь он был создателем.
Честно говоря, вся эта ситуация напоминала мне именно произошедшее с Миносом событие. Я – Минос, Пасифая – Тони, Дедал – мистер Уайт, только неужели в этом случае Пасифая и есть то страшное чудовище, которое убивает? Я окончательно запутался.
Зажимая между указательным и средним пальцами сигарету, я этой же рукой помассировал висок, чтобы тягучая боль хоть немного утихла. Думал ли я о том, что, беря попутчика, я могу вляпаться в дерьмо? Но нет, сердце лишь больно сжалось при таких мыслях. Что-то внутри меня отчаянно отказывалось верить словам детектива.
– Ха, – сорвался смешок с моих уст.
Я бросил бычок сигареты на асфальт и смотрел, как он дотлевает. Я понимал, что сейчас я вышел на финишную прямую. Осталось только точно убедиться или полностью опровергнуть предположение детектива Уайта.
Отлепившись от стены, я посмотрел вверх на небо. Светло-голубой цвет со всех сторон моего обзора говорил, что в ближайшие двенадцать часов не предвидеться ничего кроме солнечной погоды. Я сделал неуверенный шаг в обратную сторону и, сжав кулаки, стремительно помчался вперёд.
 
Когда я дошёл до мотеля, сердце стучало так часто и быстро, что даже уши заложило от шума внутри. Причиной этому был не только быстрый шаг по пути домой, но и страх перед встречей с моим… кем? Возлюбленным?
Я глубоко и беззвучно вдохнул и, нагибаясь, шумно выдохнул, приготавливаясь к встрече. Шаг, ещё один и ещё. В мыслях я перебрал все возможные варианты исхода этой встречи, конечно, оставались ещё и совсем безрассудные, поэтому я был к ней совсем не готов. Сейчас в голове звучали лишь биение моего сердца и звук шагов. Поднимаясь по лестнице, я чувствовал, будто иду по трупам к ужасному убийце, и в то же время я был здесь, на лестнице, а там наверху – просто Тони. Когда я поднялся на свой этаж, голова даже закружилась от того, каким длинным оказался для меня коридор. Я проскользил пальцами по дверной ручке и, сжав её до предела, открыл дверь и медленно зашёл внутрь. 
Тут же на меня налетел Тони, захлопывая дверь и прижимая к деревянной поверхности. Нет, он не прикасался ко мне, просто подошёл настолько близко, что я чувствовал его дыхание на своём лице. Он молчал, а я смотрел в его серьёзные глаза немного затравленно, но всё же не выдавая эмоций, хотя, по-моему, он слышал, как гулко стучало моё сердце. Потом он немного отступил и, сделав легкий вздох, начал:
– Что происходит, Виджей? – спросил он спокойно и тихо, будто очень долго думал, что сказать сначала.
– В каком смысле? – строя из себя идиота, задал ему вопрос я. А он лишь продолжал напряженно смотреть на меня, почти не моргая. Я чувствовал, что его взгляд пропитан болью и горечью, будто он разочаровался во мне. Я смотрел ему в ответ в глаза и понимал, насколько глупо и ужасно выгляжу я.
– Где твоя серьга? – выпалил я, защищаясь. Это прозвучало именно как защита.
Он, видимо, сначала не понял, о чём я, а потом, нахмурившись, ответил:
– Я её потерял, – прозвучали его слова обыденно, и, вздохнув, он отошел к кровати. – Послушай, – начал он, когда я, отклеившись от двери, прошёл по комнате, – если ты хочешь, встречайся с девушками. Я понимаю, что изначально ты не был геем и тебе непривычно и… – он неопределённо взмахнул рукой, – противно.
Я резко преодолел расстояние и обнял его со спины, прижимая мальчишечье тело к себе. Я не могу. Я люблю этого бездумного и слегка грустного парня, в голове которого покоятся не только тайны собственного прошлого. Я обнимал его, как хрупкое существо, которое так сильно хотел оберегать и защищать, что, кажется, своими действиями, разрушал чудесное творение. Напряженный Тони немного расслабился и потерянно и почти беззвучно повторил вопрос:
– Что происходит?
Что я мог ответить? Что его обвиняют в убийстве людей? Я боялся. Боялся, что это окажется правдой, а пока я не озвучил эти слова, всё по-прежнему, точнее, Дворец Реальности ветхо держался на пшеничном колоске перед разрушением.
Я провел губами по мягкой гладкой коже у основания шеи своего любовника. Он нежный, заботливый и крайне очаровательный молодой человек. Как? Как такое возможно?
Я опустил руки ему на бёдра и начал аккуратно поднимать их вверх, захватив при этом края футболки. Чувствовать под пальцами гладкую нежную кожу было приятнее всего. Я услышал, как шумно вдохнул Тони, и начал покрывать поцелуями шею. Он резко развернулся в моих руках и обхватил за шею, страстно целуя в губы. Я, наверное, никогда не насыщусь им. Настолько приятно мне было находиться в обществе этого человека, что я даже от наслаждения закрывал глаза и забывал обо всех насущных делах. Это и есть счастье?
 
Глубокой бессонной ночью, такой, когда люди лишь притворяются спящими, я почувствовал, что Тони легко касается моей щеки, нежно её поглаживая. Мне было так приятно, что я продолжал лежать не двигаясь. Но чувство тревоги внезапно зажало сердце в свои крепкие тиски. Зачем я притворялся спящим? Чтобы проследить, что он сделает? Или просто боялся?
– Я знаю, ты не спишь, – тихо сказал Тони, придвинувшись ближе и проводя губами по моему носу и целуя кончик, прежде чем обратно вернуться к исходному положению. Я открыл глаза и посмотрел на него. – Я всё знаю, Виджей.
– Что именно? – как-то не сообразив, о чём догадывается мой любовник, задал вопрос я.
– Что ты и мистер Гарри Уайт считаете меня маньяком-убийцей, который орудует в этом городе. – Я замер, адреналин моментально проник в кровь, и сердце бешено стучало. Я даже ущипнул себя под одеялом, чтобы проверить, не сон ли это. Оказывается, нет. Всё было реальней некуда. Мы долго лежали, не двигаясь, и я уже начал подумывать, не уснул ли Тони.
– И? – тихо спросил я, почему-то расслабляясь.
– Это я у тебя должен спрашивать «и», – хихикнув, ответил он. Такое поведение казалось странным. Но внезапно посерьезнев, он сказал:
– Я не понимаю, почему он сделал такие выводы и как смог убедить в этом тебя, но ты ведёшь себя более странно, чем вся эта ситуация. Ты даже не пытаешься из меня что-то выпытывать или отвести в полицейский участок.
Подняв брови от удивления, я подумал, что, возможно, Тони и не убийца. Зачем ему тогда разговаривать со мной об этом? И ведь этот Тони как всегда чертовски прав.
– Виджей, а тебе не кажется, что он сам является убийцей? – спросил брюнет, лежа напротив меня. А ведь…
Я со стоном схватился за голову, ужаснейшая боль будто пронзила висок.
Тони сразу же вскочил и попытался мне помочь, но боль уже отпустила так же внезапно, как и началась, просто остался осадок. Он провел холодными пальцами по моей щеке и обеспокоенно вгляделся в лицо.
– Ты в порядке? – взволнованный голос, убеждал, что этот человек не причинит мне вреда.
– Всё хорошо, – ответил я и потянул парня на себя, мягко целуя того в губы.
 
Весь следующий день я следил за детективом, теперь я был уверен в том, кто является убийцей. Тони же я сказал, что пойду проверю справки о мистере Уайте в полиции и расспрошу людей. Конечно же, парень хотел увязаться за мной, но я дал ему поручение пойти в местное интернет-кафе и выяснить про детектива что-либо. И он с радостью взялся за это дело.
Я начал следить за Уайтом от мотеля. Сначала он направился в кафе, где позавтракал и даже пофлиртовал с официанткой. Потом пошёл в полицейский участок, потом ещё в одно место и так далее. Короче говоря, наш детектив, будто бездумно плутал в лабиринте этого города, ища выход.
День был такой же жаркий, как и прошлый, солнце высоко в небе пылало, напоминая мне чувство из детства, когда я сидел зимой возле камина.
Так я следил за ним до окончания дня, уже заскучал и хотел было направиться обратно в мотель, когда он внезапно отправился на какую-то заброшенную ферму близлежащую к городу.
Он довольно долго шел среди редких деревьев и, выйдя к полю, зашёл в амбар, стоявший посередине всего этого. Он долго не выходил из этого места, кажется, прошло уже больше часа, так что я решил проверить, что же всё-таки происходит внутри. Поэтому, прокравшись к зданию, я заглянул внутрь из окна и увидел лишь очертания двух человек, но мне этого было достаточно. Потому что первая тень нависала над второй, и резкий звук был слышен даже через деревянные стены постройки.
Я ринулся к входу и, распахнув старые, сгнившие двери, просто застыл.
Там не было света, но и я и без него мог разобрать, кто были те двое. Тони и мистер Уайт. Причем мистер Уайт лежал на соломе уже мертвый, потому что живым, не крича, нельзя оставаться, когда тебе вспарывают ножом живот. Парень увлекательно разрезал тонкую светлую кожу англичанина, улыбаясь и напевая странную мелодию.
Запах крови просто бил в ноздри и, смотря на это зрелища, меня не могло не стошнить. Я, держась за одну из дверей, тяжело дышал и не мог поверить во всё происходящее. Реальность будто рушилась под натиском впечатлений, развевая всё прошлое на ветер пеплом. 
– Тони, – тихо позвал я, и эти холодные, горящие пламенным адским огнём глаза посмотрели на меня.
– Виджей? – голос стал испуганным.
– Что ты наделал? Тони, малыш, – тихо прошептал я, смаргивая слёзы и позволяя им скатиться по щекам.
– Я… – рука, державшая нож, занесенная для нового удара, задрожала.
Внезапно он встал и с криком бросился на меня. Я видел всё, как в замедленной съемке, его уложенные волосы, сейчас растрепались, по всему лицу была размазана кровь, одежда разорвана и будто вымочена в крови, а глаза горели ярче, чем когда-либо. Я увернулся и попытался выбить из руки нож. Но всё было тщетно.
Я спрятался за одну из балок, а Тони начал размахивать ножом, наверное, даже задел себя, хотя меня он задел тоже. Внезапно он повернулся так, что я смог схватить его за руку и вывернуть её, заставляя выронить нож и прижимаясь грудью к его спине.
– Тони, успокойся, Тони. – Он дергался, и мне приходилась делать ему больно, но я не хотел. Слезы от горечи и обиды застилали мне глаза, душа ныла от отчаянья, умирая, но моё сердце сейчас билось лишь потому, что Тони был жив. Он резко дернулся и выпал из моих рук, я уже приготовился к нападению, но он, лежа на земле, слегка подрагивал.
Я быстро приблизился к парню и встал на колени, поворачивая его к себе лицом. Оказывается, падая, он напоролся на лежащую на полу железку, воткнувшуюся ему прямо в живот. Он слегка подрагивал и хрипло дышал, слезы потекли быстрее, и я тихо прошептал:
– Прости меня.
– Такая нелепая смерть, – тихо, почти шепотом, с хрипотцой, и безумно улыбаясь, произнёс Тони. Я положил его голову себе на колени и осторожно провел по волосам. Я вдруг утратил что-то драгоценное, не только Тони, но и частичку себя. Сейчас она умирала вместе с ним. Может, это было сердце?
– Прости меня, – снова прошептал я, роняя слёзы на окровавленное тело. Он повернул своё лицо ко мне и ласково, с улыбкой, которая часто касалась его губ, прошептал:
– Я люблю тебя.
– Я тоже, – отвечал я, глотая комок в горле, – я тоже.
Крепче сдавив его руку, я почувствовал, что больше не слышу хрипа, с которым дышал мой любимый. Я распахнул глаза, и увидел бездыханное тело юноши, лицо которого оставалось таким же ласковым.
Я склонил голову, утыкаясь в грудь Тони. Хоть он и был убийцей, зато для меня останется ласковым и милым подростком.
– Как и для всех, – решил я. Осторожно наклонившись, я рукой провел по лицу, закрывая веки моего любимого, потом, прикоснувшись к ним губами, переместился к ещё теплым окровавленным губам. Проведя по ним языком, я аккуратно поцеловал его и, уткнувшись лбом в лоб, тихо прошептал:
– Это будет нашей тайной. В отличие от всех людей, что окружали тебя, я буду защищать.
 
После я переоделся и выписался из мотеля, забрав все наши вещи. Подъехав к заброшенной ферме, где лежали трупы двух людей, я в последний раз попрощался со своим возлюбленным и облил все внутри и снаружи бензином. Закурил.
С дымом в сознание проникало понимание, что путешествие действительно изменило меня. Тони. В голове всплыли все счастливые моменты, связанные с этим парнем, я закрыл глаза и, сделав последний затяг, поднял голову вверх и выдохнул дым в небо, но на мгновение мне показалось, что это был не дым, а выжженная наполовину моя душа.
Я бросил бычок, и в мгновение ока деревянное сооружение вспыхнуло.
 
Жизнь – это движение, если некуда вверх, то придётся вниз. (с) R.I.P.
 
Категория: Не мечтай о таком | Добавил: Lilu-san (09.01.2012)
Просмотров: 359 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]