Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Отрицательно окрашенное чувство

Отрицательно окрашенное чувство
Парень шестнадцати лет сидел в темной комнате перед ярким экраном компьютера, подперев левой рукой лицо, а правой щелкая по мышке. Вечером, в субботу, когда делать ничего абсолютно не хотелось, Женя с усталым видом просматривал открытые закладки и дожидался, когда мама вернётся с работы. Внезапно зазвонил домашний телефон, и Женя, поднявшись со стула, одновременно убавляя звук на колонках, вышел из комнаты в коридор и поднял трубку.

- Алло, - Сказал парень и услышал какие-то помехи на линии.

- Это дом Синицыных? – Спросил высокий женский голос.

- Да.

- Позовите кого-нибудь из старших.

- Мамы нет дома. – Ответил парень, уже собираясь положить трубку.

- А Отец?

- У меня нет отца. Мама придёт где-то через час, позвоните позже. – Женя уже отнял трубку от уха и почти положил её на место, когда оттуда донеслось.

- Он не придёт. – Голос прозвучал глухо, будто нехотя.

- Что вы сказали? – Испуганно и раздражённо преподнеся трубку, обратно поинтересовался парень.

- Она не вернётся. Мы обзваниваем родных погибших. Мальчик, твоя мама… она… - Женя дрожащей рукой сжимал трубку и чувствовал холодный ужас, окутывающий тело, и ужасную боль в сердце. Попытавшись вздохнуть, парень с хрипом откашлялся и спросил.

- Этого не может быть. – Шепот настолько был переполнен отчаяньем, что становилось страшно даже девушке на другом конце линии. – Этого не может быть! – Крича в трубку, повторил парень.

- Она в городском морге. Соболезную. – Произнесла девушка и бросила трубку. Так как городок был маленьким, существовал только один морг и, конечно, парень знал, где он находится.

Сжимая трубку в руке, он почувствовал, как из глаз потекли слезы, а ноги перестали держать. Он упал на пол, ложась сломанной куклой и начиная рыдать, через хрипы и крики выдавая своё отчаянье. Единственный родной человек, который был дороже, чем сама жизнь, ушел. Сердце разрывалось, парень не мог подняться, не мог даже двинуться, больно было до невыносимости. В голове гудело, сознание не могло принять такого известия, поэтому разделялось на несколько частей, всё перемешалось. Парень попробовал подняться, хватаясь за стоявшую рядом столешницу, но, проскользив рукой и снеся с неё телефон и стоявшую рядом шкатулку, упал обратно на пол, ударяясь о край стула и теряя сознание.


Женя очнулся, и первым, что он увидел, был белый потолок какой-то незнакомой комнаты. Оглядевшись, он увидел стоявшие рядом койки и понял, что находится в больнице. От запахов лекарств парня затошнило и он, повернувшись на бок, свернулся в клубок, прижимая к животу руки.

Голова у него жутко болела, и собрать мысли в кучу никак не получалось. Но когда всё же он вспомнил телефонный звонок, в палату зашёл доктор, сразу же направляясь к парню.

- Тебе плохо? – Немолодой мужчина, уже с седыми волосами в круглых очках и с хорошим баритоном.

- Нет. Просто запах лекарств. Голова закружилась. – Садясь на кровати, сообщил доктору Женя.

- Ты упал, ударившись об угол стула. Хорошо, что сотрясения мозга нет. – Парень взглянул на мужчину, восстанавливая хронологию событий прошлого дня и, вспомнив телефонный разговор, а именно то, о чём там говорилось, почувствовал новую боль в сердце, тот же страх что и вчера. Слёзы сами собой брызнули в глаза, и парень, согнувшись, сжал одеяло в кулак, роняя голову на белую поверхность, под которой были слегка согнуты ноги.

- Ма… мама… она… - он не мог этого выговорить, как бы ни старался, а сдерживать слёзы и дрожащий голос было невозможно.

- Мне очень жаль, мальчик. Твоя мама сейчас в морге, но за тобой пришли. – Женя сглотнул стоящий в горле комок и, отняв дрожащие руки от одела, вытер лицо от слёз и спросил.

– Кто… пришёл?

- Я его сейчас приглашу. – Доктор поднялся и, открыв дверь, впустил в комнату статного мужчину в дорогом костюме, с золотыми часами на правой руке, тёмными волосами, широкими бровями и ярко-голубыми глазами.

Женя сразу его узнал, поэтому выпрямился, немного опустив голову, будто собираясь прыгнуть на мужчину и разодрать тому горло.

- Евгений. – Повернувшись к парню, утвердительно кивнул сам себе мужчина. Их сходство было очевидно, нижняя часть лица полностью совпадала. Тот же нос, тот же рот, тот же массивный подбородок, сомнений не оставалось, за Женей пришёл, бросивший их с матерью, отец.

- Зачем ты тут? – Грозно спросил парень, видя, что разговор мужчина начинать не собирается.

- Забрать тебя. В завещании Людмилы было написано, что в случае её смерти я становлюсь твоим опекуном. – Парень от ярости сжал подушку и, раздув ноздри, грозно прошептал.

- Я никогда не буду жить с твой семьёй.

- Будешь. Одевайся.

Алексей Владимирович, отец Жени, не то чтобы не любил этого сына, он просто его не знал. Ушёл он от Людмилы, когда тому исполнился год, и больше никогда с ним не встречался, перечисляя алименты на карточку бывшей жены. Развёлся он не потому, что они с Людой ругались или что-то в этом роде, просто он полюбил другую и, кстати говоря, любит её до сих пор.

- Я не пойду! – Зарычал мальчишка, резко поднимаясь и чувствуя головокружение и падая обратно на кровать.

- Пойдёшь, твоя мама сказала, что я твой опекун и суд уже всё определил. – Выдержка у мужчины была отменная, ведь не зря он работал в компании мод, выслушивая истерики модельеров и моделей почти каждый день.

- Я… - грозно зашипел парень, но замолчал, потому что в голове родился гениальный план. «А почему бы не насолить этому выродку?! Отомщу и за себя и за маму! Точно», - парень опустил голову, закрывая ухмылку упавшими на лицо волосами, - …сейчас соберусь.

Парень с сумкой сидел на заднем сиденье темно-синей BMW X3, глядя в окно и размышляя над тем, как осуществить свой план мести.

Как стало известно, Женя пролежал в больнице три дня, за это время из большого города к нему успел приехать отец, чтобы забрать его в свой дом, и даже собрать все необходимые и личные вещи парня. Так что прямо из больницы, они поехали в новый дом для Жени, которой находился в пяти часах езды от его собственного.

- У меня есть сын, - делая потише радио, решил сообщить Алексей. – Ему тоже шестнадцать. И маленькая дочка, ей пять.

- Шестнадцать?! – Заорал парень. – Ты спал с этой шлюхой когда ещё был с мамой! – Мужчина внезапно затормозил и, резко развернувшись, схватил парня за горло, грозно начиная шептать.

- Никогда! Ты понял? Никогда впредь не смей оскорблять мою семью. Хоть ты мне и кровный родственник, таковым я тебя абсолютно не считаю. И взял я тебя к себе исключительно из-за теплого дружеского отношения к твой матери. Так что и рта не открывай, ты понял? – Он отпустил парня, оттолкнув от себя так, что он ударился об обивку спинки кресла. Алексей, развернувшись, снова завёл мотор, выезжая на дорогу и направляясь вперёд, в сторону своего города. А Женя, согнувшись, заплакал, закрыв лицо рукой и уже зная, что испортит мужчине жизнь. Теперь месть являлась его главной целью в жизни.


Вопреки ожиданиям Жени, Алексей жил не в квартире, а двухэтажном доме. Заехав сначала во двор, потом в гараж, мужчина заглушил мотор и перед тем как выйти, бросил:
- Веди себя нормально.

Парень вышел вслед за отцом и, закинув на плечо свой рюкзак, подошёл к багажнику, который открыл для него мужчина, чтобы тот сам забрал свои вещи.
Послышались шаги со стороны двери, ведущей в дом, но Женя с упорством барана не замечал этого и, взяв свои сумки, захлопнул багажник - как раз, когда женщина хотела что-то сказать.

- Добро пожаловать. Моё имя Александра. – Женщина сильно нервничала, но улыбнулась вполне искренне. «Неужели, ей всё равно, что я ребёнок её мужа от другой женщины?», - Женя выгнул бровь и, держа тяжелые сумки, прошёл мимо Александры, заходя в дом. Жена Алексея была очень красивой женщиной: светлые волосы большими кудрями спадающие на плечи, серо-зелёные глаза, легкий макияж и стройная фигура. Остановившись посередине огромной комнаты, где была входная дверь, лестница, ведущая наверх, и двери в другие комнаты, парень всё так же продолжал держать сумки в руках. Женщина подбежала к нему и, улыбнувшись, посмотрела наверх и громко позвала своего сына.

- Владимир! Владимир, спустись и помоги своему брату!

- Он мне не брат, - рявкнул Женя, сжимая ручки сумок, и так же агрессивно произнёс: - Где моя комната?

Женщина растерялась и посмотрела на мужа стоящего позади парня, который грозно сверлил затылок Жени и уже собирался что-то ответить, как услышал спускающиеся шаги сына.

Женя поднял голову и посмотрел на парня, глаза которого были такими же ярко-голубыми, как и у его отца, но со светлыми волосами, как у матери. Ненависть взбудоражила кровь, и парень независимо поднял голову, собираясь повторить слова о комнате, но его перебили.

- Давай сумку. – Голос парня был низким и обволакивающим, чем-то напоминавший голос доктора, который успокаивал и внушал доверие.

- Я могу сам донести свои вещи. Где комната? – Борьба взглядов, закончилась тем, что Вова ухмыльнулся и, сделав поклон, указал рукой наверх.

- Прошу. – В этом жесте, по мнению Жени, было столько издевки, что парень, поджав губы и от ярости покраснев, всё же начал подниматься наверх, таща на себе тяжелые сумки.

Вова выпрямился, и хотел было последовать за парнем, но его руку сжала худенькая, холодная рука матери. Он повернулся, удивлённо посмотрев на женщину, которая еле слышно прошептала:

- Не издевайся над ним. Ему сейчас плохо.

- Я и не собирался, мама. – Улыбнулся парень искренне, и нежно поцеловал тыльную сторону ладони матери, разворачиваясь и поднимаясь по лестнице к парню.


Женя с трудом поднялся на самую высокую ступеньку и опустил сумки на пол, давая отдохнуть рукам. Дыхание сбилось, и сердце стучало так, будто он бегал, а не поднимался по лестнице. Вова же, поднявшись, подхватил обе сумки парня и пошёл в правую сторону, к комнате Жени.

- Стой! – крикнул на него Женя, удивляясь, как тот легко поднял такие тяжелые вещи.

«Чёрт, он намного сильнее меня. Если будет драка, я проиграю, в самом начале», - а в том, что драка будет, Женя даже не сомневался.

Вова остановился только возле двери в комнату парня, головой кивая на неё, в надежде, что Женя поймёт и откроет ему дверь. Тот, всё ещё гневно раздувая ноздри, повернул ручку, толкая дверь, чтобы впустить парня в спальню. Вова прошёл с сумками внутрь и поставил их возле кровати, оборачиваясь к Жене, который грозно смотрел на парня, стоя возле двери. Блондин понял, что от него хотят, и намеревался было подшутить, но, видя напряжение и нервное состояние Жени, спокойно подошёл к выходу, в котором столкнулся с сестрёнкой.

- Привет, - весело произнесла девочка, цепляясь за одежду Вовы, который, смотря на сестрёнку, тепло улыбался. Парень поднял взгляд на облокотившегося о стену Женю и понял, что нужно уходить, потому что тот непроницаемо смотрел вперёд перед собой, ожидая, когда его новые родственники покинут комнату. Вова поднял маленькую девочку на руки и вышел из спальни парня, закрывая за собой дверь и уводя её вниз.

Брюнет, стоя в комнате, сразу же, как только закрылась дверь, закрыл рот рукой и содрогнулся под накатывающим криком души, чувствуя, как по щекам снова текут слёзы. Ему стало так одиноко, больно, обидно до жути. Внезапно он почувствовал, насколько хороша эта семья, а ведь если бы не они, то у него была бы такая же. Ярость снова захлестнула его, и он со всей силы ударил по стене несколько раз, пока на костяшках пальцев не проступила кровь, которая испачкала обои.

Он ненавидел эту семью, ненавидел отца, который их бросил, ненавидел женщину, за то, что увела его отца из семьи, ненавидел девочку за то, что та получила отца, и больше всего ненавидел парня, который был таким же, как он, но получил гораздо больше. Черная жгучая ненависть пожирала душу.


Через час все сидели за дубовым столом с белой скатертью, начиная обедать. Отец сидел во главе стола, по левую руку была жена, потом дочь, а по правую руку - Вова, далее - Женя. Грибной суп, который женщина старательно готовила, был оценён не всеми. Александра решила, что такое напряженное молчание слишком угнетает и, повернувшись к Жене, набрала воздуха в лёгкие, чтобы начать говорить, но он перебил, заговорив:

- Не надо ничего спрашивать. Всё, что я могу вам ответить на любые ваши вопросы, это то, что… - он поднял взгляд и, пугающе уставившись на женщину, сказал. – Ненавижу вас... вас всех. – Положив ложку на стол, он поблагодарил Александру за обед и вышел из-за стола, оставляя красного от гнева отца за спиной.
Категория: Отрицательно окрашенное чувство | Добавил: Lilu-san (23.01.2012)
Просмотров: 454 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]