Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Отрицательно окрашенное чувство

Отрицательно окрашенное чувство
Женя проснулся в хорошем настроении, хоть и не спал полночи. Причиной такой бодрости с утра была проста - он придумал мерзкую сплетню, поэтому за завтраком был полон сил и просто светился от счастья. Александра, думая, что парень начал привыкать к новой семье, даже разговор с ним завела, на который брюнет отозвался с неохотой, но всё же отозвался. Парень отвечал на каждое слово женщины сарказмом, на который она, в прочем, не обращала внимания и продолжала говорить, с видом леди.

Женщина слышала ту желчь, с которой говорил брюнет, но тактика «ничего не замечающей блондинки» великолепно играла свою роль. Наблюдатели со стороны не вмешивались в завуалированную дискуссию. Алексей сидел за столом и, потягивая крепкий, ароматный кофе, читал утреннюю газету. Вова сонно водил ложкой по тарелке, размазывая кашу по её краям, даже не подозревая, что против него строиться весьма эффективное оружие поражения. Маленькая Кристина в свою очередь, кушая кашу, переводила недоумённый взгляд с мамы на сводного брата.

Не смотря на то, что была уже осень, солнце продолжало печь как летом и идти пешком в злополучную крепость знаний не хотелось, поэтому отец снова подбросил братьев до школы на машине.

Жене не терпелось рассказать о своём плане Леру, чтобы тот оценил его по достоинству, а в том, что оценка будет хорошей, парень не сомневался. Зайдя в класс, Женя сразу же увидел красную макушку, которая кивала на чьи-то слова. Подойдя и бесцеремонно отпихивая от друга какого-то приставучего человека, Женя с воодушевлением посмотрел на Лера и грандиозно сообщил:

- Я придумал, – парень непонимающе посмотрел на брюнета, ожидая пояснений, - ну, помнишь, вчера я говорил о мести, - понизив голос до шепота и многозначительно глядя на стоящего перед ним парня, проронил Женя.

- А, ты об этом, - отозвался парень, вспоминая вчерашний день.

- Мы скажем, что он изнасиловал девушку, а та из-за этого покончила жизнь самоубийством, - страшные слова сопровождались оскалом и Лер от удивления поднял брови вверх и уставился на ухмыляющегося парня.

Он понимал, что это очень важно для Жени, но и Вова был ему симпатичен, и говорить про него такое было слишком. Если бы парень ещё подумал, точно бы отказался, но времени раздумывать, не было и он, продолжая смотреть на брюнета с выражением величайшего удивления, спросил:

- Ты уверен?

- Конечно! Что за глупый вопрос? Расскажи это с выражением ужаса на лице каким-нибудь девчонкам. – Лер покачал головой и согласился, как раз, когда прозвенел звонок на урок. Все расселись на свои места и лениво начали слушать преподавателя.

Лер был удивлён такому ярому протесту очевидности со стороны друга. Ему казалось, что Женя уж должен был понимать, что такой слух повлечёт за собой большие последствия, которые, в прочем, могут задеть и их. Лер считал, что вся ненависть парня был напускной, что, на самом деле, тот не чувствовал отвращения к Вове. Возможно, парень просто не мог разобраться в себе, всё это было слишком для шестнадцатилетнего ребёнка.

В прочем, не в его правилах было не выполнять обещаний, поэтому на перемене между вторым и третьим уроками, Лер, как ни в чем небывало, подошёл к девчонкам и начал болтать, и будто невзначай проговорился о том, что Вова изнасиловал девушку. «Будто об этом можно проговориться нечаянно», - думал про себя Лер, но лучшего способа рассказать об этом, найти не смог. «Клевета – это ложное сведенье, порочащее честь и достоинство другого лица или подрывающее его репутацию. В исламе это грех. Я стал грешником», - раскисая, продолжал винить себя Лер.


Когда братья возвратились домой, их уже ждал отец. Они с женщиной о чем-то переговаривались, и, как только дверь открылась, оба замолчали. Вова с Женей прошли в холл, блондин пошёл на кухню, а брюнет хотел подняться к себе, но голос Алексея его остановил:

- Мне надо с тобой поговорить, идём, - он сделал жест рукой, чтобы парень следовал за ним, направляясь в свой кабинет, но Женя с усмешкой ему ответил:

- Ты действительно решил, что я за тобой пойду? Я ведь не одна из твоих собачек….

- Привезли труп твоей матери, - перебил его Алексей.

Брюнет замолчал и стёр ухмылку с лица, замерев на месте и стискивая рукой ремень портфеля. Дело в том, что Людмила пожелала быть похороненной там, где будет жить после её смерти Женя. Поэтому еще, будучи в маленьком городке, они заказали грузовик, который доставил труп женщины.

– Поедем сейчас? – спросил мужчина, стоя в коридоре, и неотрывно смотря на брюнета, склонившего голову вниз. Александра тихо кидала взгляды то на одного, то на другого, чтобы в случае чего разнять «тигров».

- Да, – кивнул парень, проходя по холлу к лестнице, - Только сумку оставлю.

- Я пока пойду к машине, - сообщил отец, выходя на улицу.

Эти слова донеслись до Жени уже на полпути к своей комнате и мало его волновали. Он бегом взобрался на второй этаж и, зайдя в спальню, громко хлопнул дверью, отбросив от себя портфель, который ударился об стену, открываясь и давая выскользнуть тетрадками и книгам из себя. Листки и другие школьные принадлежности рассыпались по деревянному полу. Тяжело дыша, парень метался по комнате, сдерживая слёзы и не понимая, почему так разозлился. Голова гудела и при мысли, что маму придётся поместить в крематорий, дыхание учащалось и перед глазами темнело. Женя упал на колени, пытаясь, успокоится, но грудь сдавливало от боли, а движения были замедленны.

Вова вошёл в комнату без стука и правильно сделал, потому что сводному брату однозначно требовалась помощь. Увидев, как Женя сидит на полу учащенно дыша и намереваясь упасть, блондин подлетел к парню, хватая того за плечи, и пытался понять что с ним не так. Перепуганный парень держал брата за плечи, заглядывая в бледное лицо с расширенными зрачками.

- Мама! – отчаянно закричал Вова, - Жене плохо! Он странно дышит!

Женщина бегом поднялась по лестнице и, заглянув в комнату и увидев в каком состоянии был брюнет, сразу поняла что с ним не так. В отличие от блондина, Александра знала, что это могло быть, у неё и самой частенько были приступы гипервентиляционного синдрома. Поэтому, взяв бумажный пакет из кладовки на втором этаже, женщина быстро возвратилась в комнату Жени и, присев перед брюнетом на корточки, поднесла вещь к его лицу.

- Дыши, - твёрдо произнесла женщина.

Вова с матерью сидели перед брюнетом, который, дыша в пакет, уже восстанавливал учащенное дыхание, приходя в сознание. В его голове начало проясняться и очертания приобрели ясность, а движения стали резче. Он убрал пакет от лица, проводя рукой по бледной щеке и вытирая слюни.

- Ты в порядке? – Спросила Александра, пытаясь заглянуть мальчику в глаза. Он ещё какое-то время смотрел расфокусированным взглядом перед собой, но потом оперевшись руками о пол, ответил:

- Всё хорошо, - поднимаясь, сказал Женя. Его немного качало, но, восстановив своё сознание, он отбросил пакет и быстро покинул комнату, не обращая внимания на взгляды со стороны помогавших ему людей.

Вова нахмурился, подавая руку матери и помогая ей, аккуратно поднялся на ноги, подобрав с пола бумажный пакет. Он был возмущён таким невоспитанным поведением сводного брата.

- Он мог, как минимум, поблагодарить. – Блондин почувствовал мягкое объятие матери и легкий поцелуй в макушку.

Парень и сам испугался за сводного брата. Хотя тот и всячески портил отношения с ним, Вова чувствовал к нему неординарные чувства, пока не поддающиеся описанию.

- Всё хорошо, - улыбнувшись, ответила на такое обиженное заявление Александра. – Главное, что он в порядке. Вова кивнул и поцеловал руку матери, которая обнимала того за плечи.

- А что с ним было то? – оборачиваясь, спросил блондин.

- То, что, я надеюсь, с ним больше не повторится, - прошептала женщина, глядя на распахнутую дверь.


Женя вылетел из дома, нервно и порывисто шагая к ждущему его автомобилю. Открыв переднюю дверь машины, он плюхнулся на мягкое сиденье рядом с отцом, без предупреждения застёгивая ремень безопасности и захлопывая дверцу. Такое поведения озадачило отца, но он не стал ничего говорить, да и бледное лицо парня не настраивало на откровенный разговор.

До крематория, куда привезли труп матери подростка, они добирались около часа. Молчание в машине было гнетущее, каждый думал о своём. Алексей бросал обеспокоенные взгляды на своего сына, но явно старался этого не показывать. Он всё время думал о том, что Женя теперь является частью его семьи и будет ею до кона жизни, а значит, отчуждённость мужчины просто неуместна. Брюнет сидел с отчуждённым видом, смотря в окно и не думая ни о чём, просто наслаждаясь моментом.

Остановившись возле большого здания с массивными белыми стенами, напоминающие крепость, мужчина, заглушив мотор, спросил:

- Мне идти с тобой? – Парень замер, медленно поворачивая ручку.

- Если хочешь, - сказал он тихо и, открыв дверцу, вышел из машины.

Мужчина, пару секунд подумав, поспешил выйти из автомобиля, ставя её на сигнализацию и быстрым шагом догоняя сына. У администрации они узнали в какую комнату поместили труп и, уточнив все детали, поспешили в комнату. В саму комнату, находящуюся за огромным стеклом, где сжигали тела, мужчина не зашёл, позволяя сыну попрощаться с матерью наедине.

Увидев лицо матери, парень не смог сдержать слёз, закрыв лицо ладонью, он подавил звучный всхлип и подошёл к родному человеку ближе. Осторожно поднеся дрожащую руку к щеке женщины, он провел ею по холодной коже.

- Я люблю тебя, - одними губами сказал парень, облизывая пересохшие губы языком и кусая нижнюю губы, не выдавая боль через всхлип или отчаянный стон. – Прости меня, - было больно, намного больнее, чем обычная физическая боль. Парень сглотнул и, вытерев рукавом белой рубашки стекающие слёзы, подарил матери последний поцелуй, вкладывая в него всю свою нежность.

Выйдя из помещения, он впустил туда работника, который, прочно закрыв за собой дверь, открыл створку печи. Взяв каталку за специально отведённые рукоятки, он толкнул тело вперёд, выкатывая его на раскалённые решётки. Огонь мгновенно охватил труп, начиная пожирать его. Языки пламени играли в печи, зажаривая кожу, моментально превращавшуюся в корочки и начиная гореть.

Парень отвернулся, тошнота подкатила к горлу и если он продолжит смотреть на это, то его точно вырвет. Он облокотился на стеклянную стену спиной, ощущая холод под ладонями, и тихо сказал:

- Я ненавижу тебя, потому что ты бросил нас с мамой. Хотя она всегда мне говорила, что ты на самом деле хороший, ведь не зря ты высылал в два раза больше денег, чем было положено. Я ненавижу тебя, потому что ты не оказался рядом в тот момент, когда я услышал о смерти мамы, чтобы поддержать меня и скорбеть вместе со мной. Я ненавижу тебя, потому что ты нашёл новую семью и теперь живёшь счастливо, а я не могу вписаться в твою жизнь как бы ни старался. Я… - парень хлюпнул носом, сразу же вытирая его рукой и собираясь продолжить, но почувствовал, как тяжелая большая рука отца ложится ему на плечо, слегка сжимая, будто говоря, что он всё понимает и обо всём знает. Женя закрыл лицо руками, сотрясаясь в беззвучных рыданиях.

Спустя час им вручили урну с прахом женщины.
Категория: Отрицательно окрашенное чувство | Добавил: Lilu-san (24.01.2012)
Просмотров: 306 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]