Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Отрицательно окрашенное чувство

Отрицательно окрашенное чувство
За прошедшую неделю отношение Жени к новой семье стало лучше. Откровенная неприязнь переросла в нейтралитет, так что теперь парень вел себя со всеми исключительно вежливо, чему больше всех радовалась Александра. Она понимала, что первый шаг был сделан, а значит, дело остаётся за малым.

Хоть брюнет и завидовал Вове, стало ясно, что отец и ему уделяет не так много времени как хотелось бы. Новая коллекция в компании Алексея сопровождалась суматохой и нервозностью, отчего даже обычный стилист, мать уже троих детей, постоянно ходила усталой. Оба родителя пропадали на работе сутками и обязанности по дому, в том числе и присмотр за сестрёнкой, был возложен на братьев.

Женя, перестав ненавидеть сводного брата, начал видеть в нем довольно интересного человека, если чувство, которое возникало у брюнета в груди, можно назвать простым интересом. Парень стал замечать теплые улыбки Вовы, посылаемые сестрёнке, суровость, на глупые высказывания в школе, красоту и обаятельность мужского тела, которую не замечал ни в ком другом, даже в себе.

Слухи, распространились со скоростью света и приобрели необъятные масштабы, так что теперь все считали, что Вова заядлый маньяк-убийца. Однажды на перемене к Жени и Леру, сидящим в столовой, подошла одноклассница и рассказала вымышленную историю парней, в формате «сломанного телефона», про Вову.

- … он долго издевался над девушкой. Бил её, всяческие узоры ножом выводил на её теле, а потом, изнасиловав, убил. Представляешь, убил! А потом и её семью тоже. Афишировать всё не стали, потому что у Вовы связи в полиции есть, вот. – Выражение лица парней граничило между ужасом всей ситуации и её абсурдностью. В то время, как друзья приходили в себя, девушка с ними распрощалась и пошла дальше клеветать на недавно отличного парня.

- Ты это слышал? – спросил Женя, опуская ложку, так и не донесённую до рта, обратно в тарелку.

- Бля, и это мы во всём виноваты, – сокрушённо ответил Лер.

- Как они могли в эту чушь то поверить? Как?! – взвыл Женя, отпихивая от себя тарелку и поднимаясь из-за стола. Аппетит у парней сразу пропал.

После уроков Женя и Вова возвращались домой вдвоем, так как Лер встречался с «другом». По крайней мере, так ему сказал сам парень. Но брюнет догадывался, что человек, с которым его друг встречается так часто отнюдь не просто друг, но вопреки всем своим предубеждениям ждал, пока Лер ему откроется сам, если конечно захочет открыться.

Женя шёл рядом со сводным батом, молча и не пытаясь ничего спросить или что-то сказать. Узнав, что по его вине над Вовой витают ТАКИЕ сплетни, ему стало не по себе. Женя кидал короткие взгляды в сторону блондина, возможно, ожидая, когда тот сам начнёт говорить и тот начал, только не о том, что ждал брюнет.

- Зайдём в ларёк? Сигареты куплю.

- Что? Ты же не куришь. – От удивления даже остановившись, сказал Женя.

- Но если не закурю, то точно сорвусь. – Сказал блондин, тоже остановившись на пару шагов дальше от брата и смотря в сторону ларька, который находился на другой стороне дороги. Быстро преодолёв разделяющее их расстояние, Женя уперевшись руками в спину Вовы, толкнул его вперёд, крича:

- Не будь придурком! – «Это всего лишь сплетни», - подумал брюнет и сильнее толкнул брата в спину, заставляя того шагать вперёд, - Ты же спортсмен.

- Ага, - согласился с ним Вова и под натиском Жени пошёл вперёд.

Наверное, это был их первый нормальный разговор за всё время сожительства. Женя шёл до дома позади Вовы, пытаясь собраться с мыслями. Чувство вины не покидало его с того самого дня, как Лер всем наклеветал на его сводного брата, оно продолжало расти как снежный ком, скатывающийся с вершины горы.

- Где Лер? – спросил блондин внезапно, когда парни уже подошли к дому.

- Он с другом встречается сегодня, - ответил Женя, закрывая за собой входную дверь и стягивая ботинки.

- Так это правда, что он гей? Я и не думал. – Он выпрямился и босыми ногами пошёл в сторону кухни. Брюнет сразу же зарделся и забеспокоился, ему не прельщала идея о том, чтобы Вова презирать его друга.

- Это не так! – Выкрикнул Женя, скача на одной ноге и пытаясь снять обувь, чтобы сразу же направится за братом на кухню. Выбросив ботинок со ступни, брюнет быстро преодолел разделяющий их коридор и заглянул в комнату, где блондин жадно глотал чистую воду из прозрачного стакана.

Забыв, зачем он так спешил Женя стоял, облокотившись о дверной проем, наблюдая за развернувшейся перед ним картиной. Дёргающийся кадык от больших глотков, взлохмаченные светлые волосы, расстегнутая рубашка, открывающая загоревшую кожу – всё это ввело брюнета в ступор и некий транс. В голове билось одно единственное «хочу», перекрывая здравый смысл и отключая хоть какую-то логику.

Почему Женю так влекло к неисправимому оптимисту, жившему в соседней с ним комнате? Он сделал шаг вперёд, отталкиваясь вспотевшей рукой от деревянной поверхности, и медленно преодолел разделявшее их со сводным братом расстояние. Неотрывно следя за движениями Вовы, даже не замечая, как тот что-то начинает говорить, брюнет подошёл вплотную к брату, останавливаясь в паре сантиметров и наконец, переводя взгляд от губ в глаза блондина.

- …поэтому, я думаю, что любовь и страсть может заставить желать даже собственного брата или сестру. – Вова стоял, облокотившись спиной о кухонный шкаф и наблюдая, как брюнет тяжело дышит, преодолевая такое маленькое и в то же время такое большое расстояние между ними. Внезапно блондин подхватил подбородок Жени и притянул к себе, приникая к горячим губам брата своими.

Страстный поцелуй продолжался, а объятия становились сильнее и крепче, руки скользили по спине, забираясь под белую рубашку к горячей коже. Жажда прикосновений возрастала всё быстрее, поэтому Вова отстранив руку, для того чтобы расстегнуть рубашку, нечаянно задел графин с водой, от чего тот, пошатнувшись, упал на пол разбиваясь и разрушая иллюзию.

Женя сразу отпрянул от брата и, дрожа, смотрел на разбившейся графин и растекающуюся по полу воду. В голове не укладывалось то, что они только что сделали. Как он мог поцеловать собственного брата? Как такое вообще могло произойти? Что он творит?

- Я вытру пол, - сказал блондин, на носочках отходя от образованной лужи. Женя поднял на него взгляд и, прикрыв рукой рот, выскочил из комнаты, а потом из дома. Он бежал, не сбавляя темпа, в единственное безопасное место, в квартиру своего друга.

Стуча кулаком в дверь Лера и трезвоня в звонок, он, тяжело дыша, стоял на лестничной площадке.

- Да?! – раздраженно выкрикнул парень, из-за столь навязчивого звонка, открывая дверь. Удивлённо раскрыв глаза, он смотрел на перепуганного взъерошенного парня перед ним. – Женя? Что случилось?

- Я… - сглотнув, произнёс парень, но его перебил низкий голос, исходивший из глубины квартиры.

- Валер, кто там? – высокий парень, подошёл к входной двери, становясь позади Лера, тот сразу обернувшись, сложил руки в извиняющемся жесте.

- Миша, прости. У меня у друга тут проблема, сегодня никак не получится. – Парень выглянул из-за плеча любовника рассматривая Женю, как потенциального врага и не найдя в нём ничего примечательного, стал обуваться.

- Позвонишь мне, как освободишься, ладно? – Лер кивнул выходившему парню и затащил в квартиру Женю, захлопывая входную дверь и оставаясь с парнем на лестничной площадке. Брюнет примерно представлял, что они там делают, но вдаваться в подробности не очень хотелось. Через минуту дверь открылась, и Лер зашёл домой, сразу же приглашая Женю к столу выпить чай.

Как только они разместились за столом, Лер сделал успокаивающий чай с ромашкой и сел напротив нервничающего и по-прежнему молчавшего парня.

- Что произошло? – спросил, делая глоток ароматного напитка.

- Я сошёл с ума… - тихо прошептал Женя и, схватившись за голову, продолжил, - не знаю, как так получилось, но я поцеловался с Вовой. И не просто поцеловался… Мы стояли и сосались на кухне, пока он не уронил графин с водой. Я… - брюнет внезапно замолчал, обмозговывая, всё, что с ним произошло. Лер честно сидел и пытался сделать понимающий вид, но брови взлетели вверх и он удивленно смотрел на своего друга.

- Ты? – не выдержав такой томящей тишины, решил поторопить его парень.

- Я, кажется, влюбился… - это было настолько странно, что Женя сказал это с таким удивлённым и отстраненным видом, отчего Лер попытался всё разъяснить.

- Может ты просто почувствовал к нему братскую любовь?

- Братскую?! – взвыл парень, - Ты хоть раз видел, чтобы братья сосались? И разве ты смотришь на брата так, будто перед тобой голая девка с четвёртым размером?! Разве ты тянешься к брату так, словно он твоя вторая половина, без которой ты не можешь жить?!

- Успокойся, - выгибая бровь и криво улыбаясь, ответил Лер, - В школе же было всё нормально. Хотя я заметил, что за последнюю неделю ты переменился и…

- Я не понимаю, - глядя в пустоту и сжимая волосы на висках, шептал Женя.

- Всё, спокойно. – Выставив руки вперёд и пытаясь этим жестом показать всю пустяковость ситуации, начал Лер. – Ну, следовательно, из твоего рассказа, ты действительно влюбился в своего брата…

- Я просил поддержки, а не очевидность фактов!

- Заткнись уже! Дай сказать! Пей вон чай с ромашкой и слушай! – гневно прокричал Лер, хмуря свои тонкие темные брови. – И так, ты влюбился. Но разве это плохо? – и сразу же жестом заставляя Женю подавить комментарий жестом, Лер продолжил, - Да, он твой брат, но ведь сводный, к тому же, ты его, вообще, не можешь воспринимать, как брата. То, что ты гей, по-моему, не страшно. В наше время это почти на каждом шагу и, кажется, ты и так догадался, что я гей.

- Да, догадался… - тихо прошептал Женя, грея руки о теплую чашку с чаем.

- Я не считаю, что ваша привязанность является чем-то абсурдным и плохим, мне ли судить об этом? Если это любовь, по-моему, не важно, кто этот человек - парень или девушка, бандит или убийца, брат или друг. Даже если ты будешь отвергать всё это, оно просто будет сильнее наваливаться на тебя, давя своими чувствами и заставляя совершать необдуманные поступки. Ты ведь с самой первой встречи с ним, чувствовал, как внутри всё вскипает и переворачивается, вот только вначале ты принял это за ненависть.

- Я… - совсем растерявшись, Женя громко и тяжело выдохнул, опуская голову на голубую скатерть.

- Не знаешь, что делать? – улыбнулся Лер, вспоминая свои чувства. Проведя по темным волосам, своего рукой, он сказал: - Поговори с Вовой об этом. Решите всё сами. Это ведь не только твоя проблема. Думаю, он чувствует себя не лучше.

- Лер, - Женя резко поднял голову, а парень заметил в его глазах слезы и лишь снисходительно улыбнулся, когда брюнет закрыл лицо руками, не показывая, как капли стекают по его щекам. Впервые в жизни он понял, что после смерти матери у него есть человек, который всегда поддержит, это необходимо и нужно сейчас, что чувства, обуревавшие его, вышли наружу. Он был счастлив. Подарок судьбы, иначе назвать друга не получалось.

Ещё около двух часов он провел в обители своего друга не желая возвращаться в повседневность и оставаясь в мире, где царит теплота и уют. Бредя домой в закате уходящего солнца, Женя размышлял над тем, как начать разговор с Вовой. Страх и неуверенность, заставляли ноги плестись до дома в черепашьем шаге, поэтому, если бег до дома Лера занял минут пятнадцать, то путь обратно целый час.

Дома он прислушался к звукам, что определить местонахождения его обитателей. Услышав разговор из зала, он, осторожно ступая, прошёл по деревянному полу к проёму, напротив кухни. В комнате был Вова, который сидя на диване, смотрел по телевизору какой-то детектив.

Набрав в легкие воздуха, Женя громко выдохнул и сел рядом с блондином, который продолжал смотреть телевизор, не замечая присутствие брата.

- Я хочу поговорить. – После этих слов, телевизор вмиг выключился, и Вова слегка повернул корпус в сторону брюнета.

- Да. – Кивнул он.

- То, что было на кухне, я… - парень замолчал и посмотрел в холодные голубые глаза брата, который спокойно смотрел в ответ, ожидая, то тот скажет. «Надо быть честным и сказать всё, как есть», - сошёл с ума.

- Чего?

- В моей голове постоянно ты. Твои движения, твой голос, твоё тело, твоё поведение – я всё время думаю о тебе. Ты стал какой-то навязчивой идеей. Когда ты рядом, мой тело горит, я краснею, а чувства влетают до предела, в голове нет ни одной адекватной мысли… я…

- Я люблю тебя. – Спокойствие голубых глаз было непоколебимо, поэтому удивлённо взглянув на них и увидев серьёзность и решимость, Женя закрыл глаза, скорее от отчаянья всей ситуации, чем от её облегчения. «И что теперь будет?»
Категория: Отрицательно окрашенное чувство | Добавил: Lilu-san (03.02.2012)
Просмотров: 334 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]