Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Отрицательно окрашенное чувство

Отрицательно окрашенное чувство
Женя взвинчено ходил кругами по своей комнате, кусая и так искушенную и опухшую губу и нервно теребя отросшие волосы на затылке. Разговор с Вовой по пути домой ни как не хотел уходить из его головы. Сводный брат сообщил ему о том, что хочет рассказать родителям об их отношениях, на что брюнет заорал, громко и отчаянно, хватаясь за рукав парня, - нет.

- У нас ведь ещё нет никаких отношений! О чём ты собрался им рассказать? – панически затараторил Женя, останавливаясь и продолжая судорожно сжимать рукав белой рубашки брата.

Вова медленно сделал шаг, приближаясь к окаменелому парню, обнимая его за плечи рукой и толкая вперёд, настаивая на том, чтобы он сделал шаг.

- Хочешь сказать, что мы не встречаемся? – тихо спросил блондин, на что Женя сразу е покраснел и втянул голову в плечи.

- Встречаемся… - шепотом повторил брюнет и скосил взгляд на обнимающего парня.

- Если даже они будут против, это ничего не изменит, так? – начиная двигаться в направлении дома, продолжал расспрашивать Вова. На этот вопрос ждать ответа пришлось дольше чем на другие. Женя думал, что если отец и Александра откажутся от них? Неужели после этого он бросит блондина и откажется от него? Неужели он покинет единственного человека, который ему сейчас так дорог больше, чем жизнь? Конечно, нет.

- Это ничего не изменит, - кивнул Женя, убирая руку брата с плеч и выпрямляясь, чувствуя уверенность.

- Значит, мы об этом расскажем.

Сейчас уверенность в душе Жени испарилась под давлением страха и обстоятельств. Если тогда ему казалось, что всё просто и однозначно, то сейчас это было невыполнимой миссией. Родители ещё не пришли, да и Кристины дома не было, парни были наедине в этом огромном доме.

Дверь в его комнату со скрипом отворилась, и брюнет замер на месте, испуганно оцепенев, перед братом. Такой явный страх, удивил и огорчил Вову, поэтому тепло, улыбнувшись, он остановился возле порога в комнату.

- Если ты не хочешь, я не зайду в комнату и, вообще, ничего делать не буду. – Он продолжал стоять, облокотившись о косяк двери, смотря, как Женя внутренне борясь с собой, всё же решает подойти к нему.

- Я не боюсь тебя и ничего такого. Просто… твои родители…

- Они наши родители, - обнимая брюнета и прижимаясь головой к его плечу, сказал Вова, чувствуя как холодные, дрожащие от страха и неуверенности руки, обнимают его, сжимая рубашку на спине.

- Это так неправильно, - прошептал Женя и сдавлено задышал, будто собираясь заплакать.

Вова поднял лицо, натыкаясь на грустный взгляд брата, который поджав губы, пытался что-то сказать. Он подался вперёд, прикасаясь своими теплыми губами к его, плотно сжатым, увлекая в поцелуй.

Войдя в комнату, парни прижались к рядом стоявшей стене продолжая целоваться. Вова, запуская руку под домашнюю футболку брата и жадно касаясь кожи, провел ладонью по спине, задирая мешающую тряпку до самой шеи. Женя в ответ обнял парня за плечи, запуская руку в пшеничные волосы и поощряя действия блондина.

Перешагивая через разбросанные вещи и, всё время, обо что-то спотыкаясь, парни перебрались на кровать, вцепившись друг в друга, они упали на мягкую поверхность так, что Вова оказался сверху. Приподнявшись на локтях, он оторвался от соблазнительно покрасневших губ и уставился в возбуждённый взгляд своего брата. Но спустя минуту, Женя сам приник к губам блондина, обнимая его за шею и заставляя лечь на себя. Руки заскользил по телу, снимая лишнюю одежду, мешавшую почувствовать жар друг друга.

Спустя несколько минут, оставшись только в нижнем белье, парни лежали на боку лицом друг к другу, проводя руками по чужому оголённому телу. Блондин первый скользнул рукой в чужие трусы, обхватывая вставший член брата и вырывая из частой вздымающейся груди судорожный выдох, заставивший начать движения рукой по пульсирующему органу. Женя с пылающим лицом, придвинувшись ближе, сквозь ткань нижнего белья провел пальцами по чужому вставшему члену, оттягивая резинку трусов и туда запуская руку, чтобы начать такие же ритмичные движения.

Пыхтя и начиная целоваться, при этом ускорив движение рук, парни прижимались друг к другу, будто желая слиться воедино. Вова первый, закусив губу и напрягаясь всем телом, излился в движущуюся руку брата, не ослабляя и не останавливая движение своей ладонью. Дождавшись момента, когда Женя кончал, блондин приник к искусанным губам брата, чувствуя, как он отзывается на любое его прикосновение.

Лежа и обнимаясь на одноместной кровати Жени, брюнет на краю сознания, услышал щелчок двери и какой-то разговор, чему в первые секунды не предал значения, но осознав всю ситуацию, он сразу же поднялся с кровати сталкивая с неё и уже заснувшего Вову.

- Ты чего? – лениво, но возмущённо поинтересовался голый блондин, вставая с холодного паркета.

- Мальчики вы дома? – донесся снизу голос Александры, и сонное выражение мигом улетучилось с лица Вовы. Парни сразу начали натягивать вещи, а Женя, скача на одной ноге, поспешил закрыть комнату, хотя бы пока они не оденутся. Пока сводные братья, а теперь и по совместительству любовники, натягивали на себя одежду, женщина поднялась на второй этаж и услышав приглушённые звуки из комнаты Жени, подошла к двери дёргая ручку, ожидая, что дверь поддастся, но обнаружила, что та заперта.

- Мальчики? – Немного обеспокоенно произнесла Александра, дергая дверь на себя.

В то время, в комнате уже одетые парни стояли друг напротив друга, растрёпанные и возбуждённые. Первым по лицу другого зарядил Женя, а потом уже Вова, от удара которого, брюнет еле устоял на ногах, благо в это время брат держал его за руку.

Открыв защёлку, парни вышли в коридор, женщина, увидев ссадины на лице обоих братьев, ахнула и, приняв решительный вид, позвала мужа. Отец только покачал головой и, взяв за руку Женю, увел вниз на кухню, оставив женщину разбираться собственным сыном.

Когда Алексей с брюнетом спустились вниз и сели за стол друг напротив друга, предварительно приложив к ране замороженную курицу.

- И почему вы подрались? – Женя не знал, что ответить он не ожидал, что их разделят, поэтому заранее подготовленного плана не было. Если их рассказы будут не сходиться, то… собственно, ничего не будет. Поэтому брюнет, криво улыбнувшись, ответил:

- Просто подрались. Выпустили пар. Сняли напряжение.

- Это не причина для драки.

- Может быть, - уклончиво ответил Женя. Дальнейшие вопросы имели тот же смысл, как и предыдущие, а ответы были такие же размытые и ничего не значащие. Как выяснилось, ответы Вовы были такими же ничего незначащими, как и ответы брата, после вечером, за ужином, когда отец и Александра переводили взгляд от одного брата на другого, Женя тихо сказал:

- Это только наши с Вовой проблемы. Мы в них сами разберёмся, а после расскажем к чему мы пришли.

Были ли согласны с этим заявлением родители, ни Женю, ни Вову это уже не волновало.


На следующий день Лер пришёл в школу с волосами цвета «тёмный шоколад», который у него был изначально, и без пирсингов на лице. Сказать, что это удивило абсолютно всю школу, значит ничего не сказать, его узнали лишь пару человек и то, после того как он первый поздоровался с ними.

Вова и Женя в отличие от многих, не спрашивали, почему он поменял цвет, а просто сказали, что выглядит парень хорошо. Это обрадовало Лера, ведь врать братьям, абсолютно не хотелось, но и сказать правду было невозможно.

Всю следующую неделю Лер замечал, как отношения сводных братьев крепчают с каждым днём. Даже если они и продолжали ходить втроём, парни отдалялись от него всё сильнее. Брюнет это заметил, когда они втроём шли домой и, замедлив шаг, а после, остановившись, он смотрел как болтающие и ничего не замечающие вокруг братья продолжают идти и отойдя на приличное расстояние, заметили, что Лера нет.

- Лер, ты чего? Идём! - прокричал Женя, но брюнет помотал головой и ответил:

- Я с другом должен встретиться, вы идите!

- Тогда, до завтра! – ответил Женя и пошёл со своим обретённым счастьем вперёд, оставляя Лера позади.

Достав телефон, брюнет нашёл контакт с именем «Миша» и нажал на зелёную кнопку, прикладывая мобильный телефон к уху. Завтра было воскресенье, так что, мужчина сам должен был позвонить Леру, но подросток не мог ждать, необходимость в поддержки жгла изнутри.

- Я не могу говорить, не звони мне. – Быстро сказал мужчина и сбросил трубку. Лер ещё пару минут помялся и, набрав тот же номер, горько усмехнулся, теперь номер был отключён.

- И чего же я ожидал? – тихо прошептал Лер, смотря на телефон и чувствуя, как скупые мужские слёзы наворачиваются на глаза. Рванув с места, парень побежал в сторону дома. Ветер дул в лицо, тормоша шоколадные волосы, а сумка, болтающаяся сзади, била по ногам, мешая бежать.

Забежав в квартиру, парень ни снимая обуви, прошёл в комнату, сразу же падая на кровать, а почувствовав, что телефон вибрирует, Лер встал с постели и, размахнувшись, запустил телефон, разбивая его о стену. Тяжело дыша, парень опрокинул тумбочку, стоявшую возле кровати, разбивая все стоявшие на ней вещи и со злостью пиная уцелевшие, заставляя их разбиваться от столкновения со стеной.

Разрушая свою комнату, парень поцарапал руки и левую щёку от разбитого и разлетающегося стекла. В голове в это время звучала лишь одна фраза: «К чёрту! К чёрту всё!». Тогда весёлый и добрый Лер, превратился в отчаянного и невидящего человека, который разочаровался в жизни с момента своего рождения.

Через несколько минут, тяжело дыша и стоя посередине разрушенной комнаты, парень свалился на колени, сгибаясь и закрывая лицо окровавленными руками. Наверное, одиночество намного страшнее, чем любое другое чувство.

Вечером к Леру пришёл Миша. Конечно, подросток уже успел сходить в медпункт, где ему перебинтовали руки и заклеили пластырем щёку, а комнату пришлось закрыть, потому что убираться с такими руками было невозможно, а смотреть посторонним беспорядок было непозволительно. Пропуская мужчину в квартиру, брюнет проигнорировал удивлённый взгляд Миши и, решив, что сегодня будет последний день их знакомства, пригласил выпить чашку чая. Поначалу Лер хотел, чтобы этот день был связан с и последним сексом, но вряд ли, в таком состоянии возможен хоть какой-то интим.

- У тебя телефон отключен. – Сообщил мужчина, прерывая затянувшееся молчание, в то время как Лер, поставив чайник, сел за стол напротив него.

- Он сломался, - ответил парень, пряча руки под стол.

- А с руками что?

- Слишком долго дрочил, - без смешинки или хотя бы намёка на неё, ответил Лер.

- Темные волосы. Тебе идёт, - явно не желая ругаться, сказал Миша.

Парень сидел на деревянном стульчике, опустив голову вниз и смотря на свои перебинтованные руки. «Неужели ему всё равно?» - прозвучало в голове Лера и, грустно улыбнувшись самому себе, подросток встал со стула, снимая вскипевший чайник с плиты и наливая в кружки.

- Как твоя работа? – ставя кружку перед мужчиной, добродушно спросил Лер, садясь теперь на стул рядом с Мишей.

- Да, нормально, - немного сконфуженно ответил мужчина, но наткнувшись на теплую улыбку, приободрившись, продолжил, - Там много работы было, поэтому ты извини, что я не смог с тобой поговорить по телефону.

- Ничего страшного, - отрицательно мотая головой и мешая ложкой чай, сказал Лер. Монолог Миши продолжал до тех пор, пока он не выпил весь чай и не замолчал.

- Хочешь куда-нибудь сходить? – спустя несколько минут молчания, спросил мужчина.

- Я хочу расстаться. Мне всё это надоело. Ты всё время работаешь, мы встречаемся максимум дважды в неделю. Я не этого хочу.

- Ты же знаешь, я работаю. – Застыв и смотря на отведённый в сторону взгляд подростка, сообщил Миша.

- Я хочу расстаться, – с нажимом повторил Лер.

- Хорошо, - поднимаясь и выходя из кухни, мужчина снял плащ с вешалки, надевая его и смотря на усталое лицо Лера.

Категория: Отрицательно окрашенное чувство | Добавил: Lilu-san (09.02.2012)
Просмотров: 366 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]