Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Отрицательно окрашенное чувство

Отрицательно окрашенное чувство
Миша стоял на пороге квартиры и, схватившись за ручку двери, замер.

- Ответь тогда мне честно на три вопроса. Это моя последняя просьба. – Твёрдо попросил мужчина и, обернувшись, увидел, как Лер кивает головой. – Ты расстаёшься со мной, потому что у тебя новый парень или девушка?

- Нет, - тихо ответил брюнет, смотря на стоявшего перед ним блондина.

- Что у тебя с руками?

- Поцарапал, пока от злости разрушал вещи. – Мужчина удивлённо посмотрел на своего любовника, и хотел было что-то спросить, но вовремя сдержал порыв. Ведь у Миши был один вопрос, который просто нуждался в ответе, но лимит был ограничен, поэтому он, вовремя прикусил язык. Блондин, пристально глядя на бледное лицо Лера, спросил:

- Ты меня любишь? – Тонкие брови парня взлетели вверх от удивления, но несколько секунд спустя, приняли прежний вид, а сухие правильной формы губы растянулись в лёгкой улыбке.

- Я люблю тебя, – твердо произнёс брюнет.

Напряженной молчание повисло в комнате и, казалось, незаданные вопросы давили на плечи обоих. Михаил отпустил ручку двери и, сняв с себя плащ, подошёл к подростку, сразу натыкаясь грудью на его вытянутую руку, которая в тот же момент была убрана.

Лер думал, что такой жест слишком интимный для их неустойчивых подвешенных отношений. Касаться груди возле сердца, мог только человек душой, находящийся к сердцу обладателя так же близко, как и ладонью. Даже притом, что регулярный секс был у них вот уже полгода, действительно близкими они никогда не были.

- Повтори свои слова, - попросил мужчина, стоя на месте и ожидая, когда дрожащие губы парня произнесут такие простые и в то же время такие обременительные слова.

- Я люблю тебя! – выкрикнул брюнет, наклоняю голову вниз и хватаясь руками за плечи стоявшего перед ним мужчины. Внезапно почувствовав крепкую хватку на запястье и резкий рывок вперёд, он ощутил, как горячее сильное тело мужчины, прижимается к его собственному, ещё как следует не сформировавшемуся.

- Прости меня, - сжимая такое родное тело в своих объятиях, горько прошептал мужчина. Чувствуя, как Лер обнимает его в ответ, цепляясь своими пальцами за воротник пиджака, Михаил продолжил, - Я люблю тебя. Но ты вел себя слишком неоднозначно и сковано, будто ограждаясь от меня стеной. Хоть мы и были близки в постели, по-настоящему родным я тебя не чувствовал. Извини, я не замечал твоего одиночества. Я люблю тебя.

На протяжении монолога Миши, брюнет не смог сдержать рвущиеся наружу слёзы и продолжая обнимать единственного человека, который по-настоящему его любил, чувствовал, как по щекам текут слёзы.

Обнимаясь в коридоре маленькой двухкомнатной квартиры, и Миша и Лер понимали, что если они не изменят своё отношения друг к другу, то разрыва не избежать. Любовь душит, перемешивая в голове мысли, а собственные чувства захлёстывают их с головой, но это не значит, что переступить через свою гордость будет легко. Их совместная жизнь только начинается.


Воскресное утро для Жени началось не с самой позитивной ноты. Разбудил его в семь часов Вова, который уже одетый присев на корточки возле кровати зажал брюнету пальцами нос.

- Какого чёрта?! – яростно прошептал, только что проснувшийся парень, когда на его возглас блондин, приложив указательный палец к губам, громко шикнул.

- Я хочу сегодня сделать завтрак и рассказать им о нас. – Брюнет, который секунду назад сонно моргал тяжёлыми веками, сейчас испуганно замер, смотря на лицо любимого человека. Вова уверенно и выжидающе смотрел на брата, уже имея в голове несколько неоспоримых причин, почему они должны рассказать о своих отношения родителям.

- Хорошо, - выдохнул Женя, падая лицом на мягкую подушку. Такого поворота блондин не ожидал, поэтому сильно удивился и растерялся. Но собравшись с мыслями, он похлопал по одеялу в том месте, где, по его мнению, находились мягкие ягодицы сводного брата.

- Тогда вставай, я пойду пока молоко кипятиться поставлю. Мама ведь говорила, что каша полезна, особенно с утра. – Поднявшись, Вова улыбнулся, лениво поднимающемуся брюнету и вышел из комнаты.

Завтрак братья готовили, смеясь в кулак, чтобы родные не проснулись от столько громких возгласов. Пыхтя и трудясь, они сварили геркулесовую кашу, с дольками ягод, нарезанных уже после приготовления завтрака.

Позвав родителей с сестрёнкой на завтрак, они не могли не заметить столь противоречивых эмоций на лице Алексея и Александры. И уклончиво сообщили, что помирились поэтому, захотели, сделать что-то для своей семьи.

Напряжение Жени не давало ему насладиться едой, поэтому с трудом съев пару ложек, парень дрожащей рукой положил ложку обратно, кидая взгляд на сидящего рядом с ним Вову, который тоже отложил ложку, вытирая салфеткой губы.

- Папа, Мама, мы хотели вам кое-что сообщить, - обращая на себя внимание родителей, сказал Вова. Женя сразу вжал голову в плечи, опуская её вниз, а под столом кладя свою холодную и дрожащую от страха руку, на напряжённо стискивающую колено ладонь брата, придавая последнему уверенности в себе. – Не думаю, что вам понравится то, что я скажу, но всё же прошу вас выслушать.

- Что случилось? – обеспокоенно спросила Александра, переводя взгляд с одного парня на другого.

- Я гей, и он тоже гей. И мы, - прочистив внезапно осипшее горло, Вова продолжил, - встречаемся. Драки были наиграны.

Молчание, стоявшее в комнате, слоями нависало над сидящими за столом людьми. Послышался лёгкий стук, и Алексей, схвативший тарелку в руку, запустил её о дальнюю стену, чтобы осколками не поранить членов семьи. Женя сильнее сжался, стискивая ладонь брата и закусывая и так искусанные губы.

- Убирайтесь. – Тихо, но грозно прошептал Алексей, с силой сжимая кулаки. Вова быстро встал из-за стола и, схватив Женю за предплечье рукава толстовки, потащил в холл, в надежде, что отец не оторвет им голову.

Выйдя на улицу и пройдя несколько метров от дома, Вова остановился. Отпустив рукав брата, он смотрел на мокрый асфальт под своими ногами и почувствовал, что ему в спину уткнулся лицом Женя, такой же разбитый и подавленный как и сам блондин. Он, конечно, ожидал, что отец разозлится и даже думал, что ударит, но выдержать такое негативное чувство от родных намного труднее чем, казалось. Они долго гуляли на улице. Свежий осенний воздух приятно холодил лёгкие, остужая вспыхнувшие горячие чувства в груди. К вечеру гуляя по парку, блондин остановился возле одной из скамеек, чувствуя крепкие объятия со спины.

- Что будем делать? – спросил Вова, закрывая глаза и ощущая, как по-осеннему холодный ветер ласкает лицо, а теплое родное тело согревает спину.

- Пошли к Леру. – Ответил Женя, обходя брата и беря его за руку, ведя за собой, как только что делал он, таща его из дома.

Внезапный звонок застал Мишу и Лера врасплох. Мужчина с подростком, были в разгромленной комнате, убирая разбросанные и разбитые вещи. Услышав трель дверного звонка оба удивлённо уставили на дверь, парень, перешагнув через наполненный мешок, вышел в коридор. Открыв входную дверь, он удивлённо уставился на сводных братьев.

- Привет. Не против, если мы у тебя переночуем?

- Да, конечно. – Ответил Лер, пропуская парней в квартиру.

- Малыш, кто там? – послышался голос Миши из комнаты, после чего сам мужчины вышел из комнаты, удивлённо уставившись на братьев. От ласкательного слова, прозвучавшего из уст любовника, Лер покраснел.

- Это мои друзья. Женя и Вова. – Поочерёдно указывая на каждого, сообщил подросток и воодушевлённо вздохнув, спросил:

- Чаю хотите? Заодно расскажите, что случилось.

Сводные братья рассказали обо всем, слушая поддержку со стороны Лера. Миша же сидел, молча, глядя на ожившего и потеплевшего любовника, который теперь улыбался так счастливо и тепло, что ревность заставляла до доли сжимать кулаки. Неужели мужчина не достоин хотя бы одного счастливого взгляда со стороны Лера?

Убравшись в комнате все вместе, Лер предоставил свою комнату в распоряжение братьев, а сам лег спать с мужчиной в зале. Уже засыпая, он почувствовал, как Миша, проведя рукой по его волосам, осторожно убрал прядь, падающую на глаза.

- Почему ты им так счастливо улыбаешься, а меня даже взглядом не удостоишь? – Лер придвинувшись ближе и уткнувшись, лицо в шею Михаила, тихо прошептал.

- Я люблю тебя. Ты, наверное, это не замечаешь, но я счастлив, только находясь рядом с тобой. Тебе не нужно ревновать меня, моё сердце давно уже полностью принадлежит только тебе. – Крепко обняв и притиснув к себе подростка, Михаил закрыл глаза, погружаясь в сладкую дремоту, а после в царство Морфея.

Нервная ночь ожидания, закончилась для Жени, телефонным звонком. Сев на кровати, парень достал из заднего кармана, висящих на стуле брюк, мобильный и, не смотря на экран телефона, нажал на зелёную кнопку, поднеся его к уху.

- Алло.

- Женя, это папа, – парень сразу напрягся и сжал телефон в руке, – Мне важно лишь то, чтобы вы не ссорились. Мы ведь семья, и вас я поддержу в любом случае. Мы с мамой вас ждём дома. – Брюнет закрыл рукой рот и согнулся, утыкаясь лицом в колени.

- Спасибо, папа, - роняя на одеяло слёзы, тихо прошептал Женя.

- Кто это? – обнимая рукой поперёк живота брата, спросил сонный Вова.
Категория: Отрицательно окрашенное чувство | Добавил: Lilu-san (09.02.2012)
Просмотров: 661 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]