Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Законченные » Стальные Нервы

Стальные Нервы
Сегодня я вышел из тюрьмы, просидев там семь лет. Статья 134 Уголовного кодекса Российской Федерации не щадит никого, даже смягчающие обстоятельства не были восприняты судом в серьёз.
Что, по-вашему, делал бы педофил, только вышедший из тюрьмы, не имеющий денег и работы, родных и друзей? Конечно, он бы скатился по наклонной и начал воровать, а из-за ужасных обстоятельств жизни, снова бы покусился на неприкосновенность ребёнка.
Но меня эта участь не постигла, благо у меня действительно есть настоящие друзья и  даже моя судимость, а особенно статья, по которой меня осудили, их не волновала. Друга, который меня встречал, звали Андрей, он имел в одном из городов свою фирму, а так как я неплохо разбираюсь как в том, что его фирма производит, он взял меня на работу.
Город, в котором жил мой друг и имел свой бизнес, был довольно-таки далеко от места, в котором я совершил преступление, поэтому никаких слухов быть не должно.
- Ну, как ты? – обнимая и похлопывая меня по плечу, спросил друг.
- Лучше, чем было, - с улыбкой ответил я.
- От тебя воняет протухшей тушёнкой, - отворачиваясь и поднимая крышку багажника, сообщил он.
Я засмеялся и, положив свои пожитки, уместившиеся в маленькой спортивной сумке, обошёл машину, садясь на переднее кресло пассажира. Андрей с улыбкой покачал головой и тоже сел в машину, ворча:
- Ты мне заплатишь за чистку салона. Уверен, что за четыре часа тут всё провоняет, - я засмеялся, и мы тронулись с места.
 
Так как мои счета разморозили, я на накопленные деньги купил трёхкомнатную квартиру в одном спальном районе, где Андрей уже договорился за меня. Приобретя многие вещи, я потратил неделю и почти все свои деньги на обустройство квартиры. Теперь, во всяком случае, она выглядела не так уж и бедно, как в начале.
В фирме Андрея я быстро приспособился к обычному ритму жизни. Пару раз друг пригласил меня к себе в гости, но на его приглашения я учтиво отказывался.
Мой внешний вид тоже изменился, тёмные вьющиеся волосы выросли и теперь имели вид обычной короткой стрижки, которая отлично сочеталась с костюмом. Занятие на турникетах в тюрьме тоже имели положительные стороны, теперь моё тело подтянулось, а мышцы стали более развиты. Даже темно-синие глаза, так потускневшие за семь лет, теперь имели более оживлённый вид.
На машину денег не хватило, поэтому я добирался до работы пешком, но меня это только радовало, прогуляться и почувствовать холодный ветер поздней осени – что ещё нужно для счастья?
После очередного рабочего дня длившегося до семи вечера, я вышел из здания на улицу, вдыхая в лёгкие морозный воздух. Люди всё ещё ходили в осенних пальто и куртках, не обращая внимания на то, что уже третий день шёл снег с дождём.
Проходя через парк, я заметил, что на одной из скамеек сидел человек, но из-за темноты, я не мог, ни разглядеть его лицо и ни выяснить пол. Подойдя поближе, я увидел парня, который, дрожа, сидел на скамейке, а услышав мои шаги, испуганно поднял взгляд.
В этот момент я вспомнил, суд и глаза Антона, мальчика из-за которого меня посадили. Этот затравленный испуганный взгляд, надолго въелся в мою память. Несколько раз я видел его в ночных кошмарах, обвиняющих меня в содеянном.
Я тряхнул головой, прогоняя наваждение, и посмотрел на мальчишку, продолжавшего сидеть на месте и дрожать всем телом от холода. Я замедлил шаг, сомневаясь в своем решении. И почти физически ощущая его взгляд на себе, прошёл мимо скамейки, закрывая глаза, но услышав шмыганье носом, я остановился.
- Ты что, сбежал из дома? – спросил я, полуобернувшись к мальчику.
Он, лишь молча, смотрел на меня и под моим давящим взглядом отвёл свой, обхватывая себя руками с голыми ладонями. Я ещё пару секунд смотрел на него и тихо вздохнув, сообщил:
- Идём, переночуешь у меня.
Инстинкт самосохранения, да и разум, вопили о том, что брать его к себе просто нельзя, но дать замёрзнуть мальчику я просто не мог. Когда он поравнялся со мной, и я возобновил свой шаг вместе с ним, в голове всплыл разговор с Андреем, за который мне было очень стыдно.
 
- Вы меня звали, Андрей Петрович? – заходя и закрывая за собой дверь, спросил я с улыбкой.
- Да, но не официально, - кивнул Андрей и указал мне на кресло напротив. Усевшись туда, я сложил руки на столе и внимательно посмотрел на друга.
- О чём ты хотел поговорить? – после недолгого молчания поинтересовался я. Внезапно он достал сигареты и закурил, предлагая мне, хотя до этого он строго настрого запретил курить в здании. Я вежливо отказался и затаил дыхания от страха.
- Я честно не хотел об этом говорить, но всё-таки должен, - я сглотнул, сильнее сжав сцепленные руки, и кивнул, давая понять, что я приму и пойму то, что он собирается мне сообщить, - Мне действительно плевать по каким обстоятельствам ты сел в тюрьму, но, Никита… это не должно повториться снова. - Увидев, что я пытаюсь оправдаться, он выставил руку вперёд, заставляя замолчать, - Да, я знаю, что ты больше не собираешься, но я просто предупреждаю, в следующий раз я не помогу и не поддержу. Может быть, я даже убью тебя, чтобы имя моё лучшего друга не было запятнано ещё раз.
В тот момент, я решил, что это шутка, но серьёзное лицо Андрея напугало меня. Серые глаза будто заглядывали душу, ставя определённый барьер в действиях.
 
Я закрыл за нами входную дверь и включил в коридоре свет, увидев, что парень топчется на месте и, кажется, не собирается разуваться, я сказал:
- Раздевайся, - сняв собственную обувь и стягивая пальто, я повесил его тонкую куртку на крючок рядом со своей верхней одеждой.
Я надеялся, что под этой весенне-летней курткой у него было что-то потеплее. Но мои ожидания легко расщепила реальность, когда я увидел, что на нём лишь водолазка и потёртые джинсы. А от мокрого снега на асфальте, маленькие ноги уж точно не могли защитить тряпочные кеды и тонкие хлопковые носки.
- Иди в ванную, я сейчас тебе одежду чистую и теплую принесу, - указывая на дверь ванной комнаты, велел я и, развернувшись, зашёл в спальню, подходя к шкафу и доставая оттуда вещи, которые могли бы быть впору или хотя бы не висеть мешком на мальчишке.
Выбрав нужное из одежды, я подошёл к двери ванной комнаты и постучал костяшками пальцев, дождавшись ответа, я осторожно вошёл и, не смотря на, кажется, уже раздевшегося ребёнка, произнёс:
- Думаю, тут сам разберёшься. Можешь мыться, сколько хочешь, я пока приготовлю ужин на кухне, - выйдя оттуда, я с облегчение закрыл дверь, прислоняясь к ней спиной и выдыхая задержанный в лёгких воздух.
Покачав головой, я направился на кухню, для приготовления ужина. В животе недовольно заурчал желудок и я, открыв холодильник, извлёк вчерашнее спагетти и купленное жареное мясо.
Подогрев разложенной по тарелкам блюдо в микроволновой печи, я накрыл на стол, и стал дожидаться парня, размышляя над случившимся.
- Я, что, идиот? – со стоном произнёс я, головой утыкаясь в сложенные на столе руки. Если об этом узнает Андрей, мне будет совсем херово, а если и полиция, то проблем не оберёшься. Чёртов ребёнок, какого лешего его понесло в парк среди ночи в такую погоду?
Услышав скрип двери, я поднял голову, и через несколько секунд заметил, как парень вышел из-за угла и, завидев меня, направился на кухню. Сев за стол, он не уверено посмотрел на меня и спросил:
- Что-то не так?
- С чего ты взял? – не меняя позы, ответил я.
- Вы на меня странно смотрите, - произнёс парень и, взяв вилку, принялся ужинать. Я вздохнул и, выпрямившись, последовал его примеру. Ровное дыхание и постукивание вилками о тарелку – было единственным, что разрушала тишину в квартире. Обычно люди, ужиная с незнакомым человеком, чувствуют себя некомфортно, но для меня это было до абсурдности привычно.
Проглотив последние пережёванные куски мяса, я запил всё яблочным соком и поставив стакан обратно на стол, громко вздохнул, смотря, как парень доедает свой ужин.
- И как твоё имя? – произнёс я, когда парень пил из стакана, и он, услышав мой вопрос, кивнул, отвечая:
- Меня зовут Коля.
Я, честно признаюсь, разглядывал парня. Его темные волосы были чуть длиннее моих коротко стриженных, а шоколадные глаза, выразительно отвечали на мой взгляд.
- Ты из дома сбежал? – спросил я и выдохнул, беря в руку стакан и соком смачивая внезапно пересохшее горло.
- Нет, - ответил он, отводя взгляд и нервно передёргивая плечами.
- Расскажешь мне? Не зависимо от того, что ты сейчас скажешь, я оставлю тебя на ночь, - заметил я.
- Я из приюта ушёл, - ответил он мне и, слегка скривив лицо, добавил, - «Радужный Круг» называется.
- «Радужный круг»? Где-то я это слышал. Это же… - осознание того, что подобный приют находится, в другом городе, причём до него три часа езды, повергло меня в шок, - Это же в другом городе?!
- Ага, - кивнув, заметил он и поднял на меня взгляд исподлобья.
- А лет то тебе сколько? – доставая пачку сигарет и зажигалку из так и не снятого офисного костюма, поинтересовался я.
- Четырнадцать, - ответил он, наблюдая за моими действиями. Щёлкнув зажигалкой, я затянулся и выдохнул едкий дым. Немного младше Антона и совсем не такой как он. Свободной рукой я потёр образовавшиеся складки на лбу и снова затянулся.
- Могу я у тебя остаться дольше, чем на одну ночь? – внезапно спросил брюнет и я, державший сигарету в губах, чуть не выронил её изо рта, от удивления.
- Не ожидал, - ответил я, наливая себе новый стакан сока. Молчание продолжалось ещё несколько секунд, а после я ответил: - Это не возможно.
Он сжал свои маленькие кулачки, стоявшие на столе, и, нахмурившись, добавил:
- Я могу сделать всё, что захочешь.
А вот такого поворота я не просто не ожидал, я даже представить не мог. Почти докуренная сигарета упала на стол из моего открывшегося рта, а я этого даже не заметил, продолжая смотреть на напряженного мальчика.
Как бы стыдно мне не было, но моя фантазия разыгралась не на шутку, всего несколько секунд, а я поимел этого ребёнка столько раз и в стольких позах, что посадить меня могли не только за растление малолетних, но и за извращение над ними.
Сглотнув комок, застрявший у меня в горле, я взял стакан сока и мгновенно осушил его, со стуком ставя обратно и качая головой.
- Ты утром уходишь, - заявил я твёрдо и, поднявшись со стула, снял с себя галстук, проходя в коридор. Но маленькие цепкие пальцы сомкнулись на моём запястье, останавливая и заставляя повернуться к их обладателю.
- Пожалуйста, - простонал он жалостливо, что снова мне напомнило лицо моего мальчика.
Я резко развернулся и в мгновение ока схватил правой рукой его за шею, припечатывая к стене и шипя прямо в лицо.
- Ты маленький придурок. Я только что вышел из тюрьмы, в которой сидел за то, что потрахался с таким же ребёнком как ты. Просидел я там долгих семь лет, и садится снова не собираюсь, поэтому не искушай ни мою судьбу, ни свою.
Он дёрнулся в моих руках, испуганно глядя в мои бешеные глаза, и я расслабил хватку, а потом и вовсе отступил, отступая на шаг. Мы оба тяжело дышали, я пытался расслабиться и успокоится. Внезапный срыв удивил не только моего гостя, но и меня самого.
- Ты, вообще, зачем сбежал из детского дома? – спросил я, уходя в комнату и начиная раздеваться.
- А ты зачем с ним переспал? – донёсся до меня голос мальчишки и замер на секунду.
- Это не одно и тоже.
- Ответь, - настоял он, и я, вешая вещи на вешалку и убирая их в шкаф, ответил:
- Потому что мы оба этого хотели, - А что ещё можно сказать?
- Я сделал это по той же причине. Моего побега жаждал не только я сам, на него надеялись и другие.
Я надел домашние бриджи и свободную футболку. После чего вернулся на кухню, где продолжал сидеть Коля, глядя в свои сложенные на столе руки.
В голове был полный бардак, всё смешалось и требовало тщательного сбалансированного решения. Я снова взял сигарету и закурил, вдыхая запах дыма полной грудью.
- А почему ты решил с ним… переспать? – спросил парень, и я перевёл взгляд на его лицо, которое он отвернул от меня.
- Какая разница? – устало выдыхая, уклонился от ответа я и стряхнул пепел.
- А как узнали, что вы… - недоговорил он свой вопрос, но я и так понял, что он имел  в виду.
- Это получилось случайно. В этом нет чьей-либо вины. Сейчас Антону уже двадцать и он учится в Москве и имеет замечательную девушку, на которой вскоре женится.
- И ты не злишься? – спросил удивлённо Коля, отчего даже осмелился посмотреть на меня.
- На что мне злится? Всё уже в прошлом.
- Но семь лет… - как-то потерянно и глухо сказал брюнет, и я вздохнул. Действительно прошло уже семь лет с тех пор, я до сих пор помню его заливистый детский смех и маленькие ручки, нежно гладящие моё лицо.
- Это слишком много, - туша сигарету в пепельнице, ответил я, - В любом случае, завтра ты отсюда уходишь и идёшь в полицию. Внезапно парень закусил губу и я подумал, что он расплачется, но вот такого психологического удара поддых я не ожидал.
- Я приду туда и скажу, что ты меня изнасиловал. И держал у себя неделю, но я успел сбежать, пока ты был на работе.
Я продолжал сидеть, держа на весу руку, которой тушил сигарету, и медленно соображая, почему-то оставаясь хладнокровно-спокойным. Я смотрел на его выражение лица, которое было с одной стороны наполнено страхом, а с другой идиотской решимостью.
- Когда ты сбежал? – спросил я, а он, не ожидая такого вопроса, сначала растерялся, а потом, взяв себя в руки, ответил:
- Три дня назад.
- И всё это время ты шастал по улицам в таком виде и ни кто тебе не предложил помощи и ни о чём не спросил? – немного раздражённым голосом спросил я.
- Да, - с задержкой ответил он и, выдохнув, сказал, - Я не хочу возвращаться в приют.
- Почему? – он закрыл лицо руками, а потом, сложив их на столе, сказал.
- Там ужасные дети и люди. Я не знаю, чего можно ожидать от них. Они всегда издеваются друг над другом, у них такие черствые сердца, что временами мне кажется они, вообще, никогда не станут нормальными людьми.
Я был удивлён его речью. Дело не в самой информации, что он хотел мне сказать, а в том, как он это сказал. Такое чувство, что уже взрослый и зрелый человек лет двадцати пяти.
- Хочешь сказать ты не такой? – спросил я, смотря, как он вздёргивает свой острый нос от отвращения.
- Я думаю, что нет. Хотя, какой человек может судить о себе объективно? – и вот снова, эта манера речи, иногда проступающая среди разговора и отрешённое выражение лица.
- Сколько книг ты прочёл? – внезапно спросил я и он снова замешкавшись, нахмурился и, подозрительно смотря на меня, ответил:
- Не знаю. Что за вопросы?
- Поднимись, - скомандовал я. И он, опешив, смотрел на меня озадаченно, но поняв, что я не шучу, поднялся на ноги, - Выйди из-за стола. Я хочу на тебя посмотреть.
После этих слов он порозовел и, замешкавшись, вышел на середину кухни, поворачиваясь ко мне лицом. Я рассматривал его долго, он был действительно красивым, и пусть большая одежда скрывала большинство частей тела, я всё равно любовался.
- А если я захочу тебя. Ты об этом не думал? Я ведь всё-таки педофил, - заметил я, а он судорожно вздохнув и отведя взгляд чуть в сторону, ответил:
- Я думал об этом. Но моё решение не изменилось.
Я удивлённо посмотрел на него и, помотав головой, почти простонал от безысходности.
- То есть, ты пойдёшь в полицию и наговоришь на меня, если я тебя не оставлю у себя, а если я оставлю тебя дома, то ты согласен даже переспать со мной?
Парень стоял прямо, натянутый как струна, и смотрел мне в глаза, пытаясь что-то произнести. Я не мешал ему, так как действительно хотел услышать его решение. И то, что он сказал, выбило воздух из моих лёгких, заставляя горло пересохнуть, а тело покрыться холодным потом.
- Да, я согласен, - твердый голос Коли, не оставил мне даже надежды на избавление этого чертового бремени.

Категория: Стальные Нервы | Добавил: Lilu-san (16.03.2012)
Просмотров: 901 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]