Lorem ipsum
Class aptent taciti sociosqu ad litora
Главная » Статьи » Замороженные » Тюрьма

Тюрьма
Отпив немного остывшего чая, парень облизнул губы и, подув на слабо дымящийся напиток, вновь сделал глоток. Наше совместное чаепитие действительно напоминало прошлое.
 
Сделав две чашки чая, я одну поставил возле Рея, а другую перед собой. Вместо того, чтобы начать трапезу, мальчишка поднялся со стула и, взяв графин, налил себе в чашку холодной воды заставляя её переполнится.
- Эй, - возмущённо произнёс я, после того, как из чашки на стол начал литься чай. Забрав у парня графин, я поднялся со стула и поставил его на деревянную поверхность столешницы, где он и был, после чего достав из шкафа вафельное полотенце, пропитал пролившийся чай и, садясь на свой стул, бросил тряпку в раковину, которая в прочем и не долетела до нужного места.
- Надо пить его горячим, - произнёс я, смотря, как мальчик наслаждается испорченным чаем, - это ведь самое главное! Ты должен смаковать вкус.
- Но мне по-другому не нравится, - произнёс он надуто, беря из сплетённой корзиночки шоколадный конфеты, которые я всегда покупаю в кондитерской миссис Браун.
- Тебе, вообще, ничего не нравится, - произнёс я, беря в руки газету и делая глоток индийского чая.
- Нравится! Мне нравитесь вы.
 
Помниться, после такого заявления, я едва не покраснел, но работа в тюрьме имела свою плюсы, к примеру, теперь я мог контролировать краску на своём лице. Сейчас, навык владения своими чувствами на людях возрос до небес.
Рей оторвал от стола чашку и уже полностью допил чай. Он всегда был необычным ребёнком. Я, конечно, не специалист в этой области, но он всё равно отличался от других. Даже сейчас он привлекал к себе больше внимания, чем должен был.
Он, скорее всего давно заметил, как пристально я на него смотрю, но мой взгляд он распознал по-своему.
- У меня не было особо близких друзей. К тому же, они наверняка ведут замечательную жизнь в колледже. Я уверен, что они сейчас меня даже не вспомнят. Даже вы… - произнёс он, смотря на меня, после чего направил взгляд в сторону окна, - я сомневаюсь, что за три года вы хотя бы раз подумали обо мне.
Я его вспоминал. Первый год после переезда был самым тяжёлым и единственное, что спасало меня в моменты одиночества, тоски и отчаяния, были воспоминания. Воспоминания о Рее, Саре, миссис Браун и других жителей моего родного городка. Всё это сейчас больше походило на слезливую мелодраму о встрече давно забытых родственников.
- Со временем всё забывается, - сказал я, как самый настоящий старик, который давно покрылся бородавками и зарос сединой.
Внезапный стук в дверь заставил на обоих вздрогнуть. Но в отличие от меня Рей сразу поднялся с места и, отодвинув чашку, угрюмо уставился на дверь, словно ожидал, как оттуда выскочит наряд полиции и начнёт избивать его дубинками.
- Босс, - послышался из-за двери голос сержанта Морриса.
- Да, войдите, - ответил я и дверь распахнулась. Мужчина переводил взгляд с меня на заключённого и обратно. Поэтому поднявшись из кресла, я произнёс:
- Мы закончили, ты как раз вовремя. Можешь увести его.
Сержант вытолкал парня за дверь, которая сразу же закрылась за ними. Моррис наверняка заметил чашку на столе, из которой пил Рей, поэтому я был на девяносто процентов уверен, что после того, как заключённый окажется во дворе (сейчас у них по расписанию прогулка), сержант прибежит сюда.
После того, как я занял пост начальника тюрьмы, то сразу же провёл чистку работников. Из старичков осталось несколько охранников и сержант Брик, остальных я нанял в течение года. Управление, конечно, было недовольно такой переменой, но благополучно сдержало рвущиеся наружу оскорбления.  
За последние три года сержант Моррис и сержант Брик стали для меня хорошими друзьями и в наши совместные выходные мы часто ходим выпить вместе. Даже не смотря на то, что мы познакомились именно здесь, я ненавижу свою работу.
- Босс, - без стука заходя в мой кабинет, уверенно произнёс сержант Джон Моррис. В это время, я как раз делал нам обоим чай, поэтому взглядом ему сказал закрыть дверь. Как только она захлопнулась, мужчина большими шагами прошёл к дивану и, плюхнувшись в него, рукой провел по своим жёстким волосам.
- Кто он? – спросил сержант, когда я сел рядом с ним и отдал ему одну из чашек.
- Его имя Рей Уильямс и он мой сын, - сказал я серьёзным тоном, отчего Джон подавился чаем и, поставив чашку на кофейный столик, резко вскочил. Несколько раз открывая и закрывая рот, словно рыба, мужчина метался взглядом по мне, поэтому спустя несколько секунд, я посмеялся в кулак и похлопал по кожаной поверхности рядом с собой.
- Садись. Это была шутка, - улыбаясь, произнёс я.
- Ужасная шутка, Джеймс! – плюхаясь обратно на диван, злобно пропыхтел Моррис. Взяв чашку чая, он сделал несколько больших глотков, после чего прочистил горло и переспросил:
- Кто он?
- Три года назад я жил в другом городе, потом мне предложили работу и я переехал сюда. Так вот, в прошлом это был соседский мальчишка, за которым я присматривал. У него были неурядицы в семье, поэтому он часто зависал у меня. Вот и всё, - я отпил чай и заметил настороженный взгляд Джона.
- Это правда?
- Да, - сказал я, делая глоток любимого чая. Не смотря на то, что я был коренным американцем, больше всего по душе мне был именно чай с лимоном.
- И что ты будешь делать? – спросил он спустя какое-то время. Его голос не был обвиняющим или разочарованным, он звучал обманчиво равнодушно, также как и голос Рея совсем недавно.
- Посмотрим, - пожал плечами я, откидываясь на спинку дивана и расслабляясь, - Хотелось бы, помочь ему с досрочным освобождением…
- А за что он сел?
- За ограбление.
- Не думал, что у тебя есть такие знакомые. По правде говоря, я, вообще, ничего не знал о том, что с тобой было до того, как ты переехал в этот город.
- Я вспомнил его только когда увидел среди новоприбывших. А за три года я о нём совсем не вспоминал.
- Сейчас бы что-нибудь покрепче, - произнёс Джон, допивая чая и поднимаясь с дивана. Я одновременно с ним поставил чашку на кофейный стол и проследил взглядом за тем, как мужчина покидает мою комнату.
- Я понял, босс, - произнёс он, кивая и захлопывая дверь.
Посидев ещё немного, я поднялся с дивана и, взяв портфель, уехал в управление. По крайней мере, я могу покинуть это ужасное место работы раньше, чем обычно.
 
Похоже, что Рей действительно боялся моего кулака, потому что за эту неделю он не был замечен ни в потасовке, ни в драке. И каждый день этой недели, я после обеда стоял возле окна и смотрел на двор, взглядом выискивая парнишку.
Это была довольно трудная задача, потому что мелькающие люди в оранжевых костюмах и с бритыми головами, начинали рябить в глазах уже после трёх минут неотрывного просмотра. Моррис ничего не рассказал Брику, поэтому последний был не в курсе событий и волновался за меня.
- Почему ты вызывал к себе Уильямса? – внезапно спросил Брик, когда в очередной раз с утра принёс мне отчёт о прошедшей ночи.
- В смысле?
- Ты никогда не вызываешь к себе заключенных без особой надобности. Но это был не тот случай, - он смотрел на меня настороженно и недоверчиво.
- Дело в том, - произнёс я без задоринки, выдавая ту же историю, что совсем недавно рассказал Джону. Лицо Брика было сосредоточенным и грозным, казалось, он взглядом пытается разнести мне голову.
Основная проблема была в том, что сержант Брик, словно богиня правосудия Немезида, всегда прикрывал глаза повязкой беспристрастия, поэтому ему явно было не по душе то, что я, глава нашей тюрьмы, симпатизирую одну из заключённых.
- Ты знаешь, что я по поводу этого всего думаю, не так ли? – сказал он строго, сложив руки на груди. Кажется, в психологии эта поза означает, что человек от тебя закрывается. Но я и по лицу своего друга могу заметить, что он не доволен, и закрыт от меня.
- Да-да, - проговорил я без особого энтузиазма. Скорее всего, моё желание помочь было вызвано тем, что я всё ещё чувствую за него ответственность.
- Тогда запиши его к психиатру, который приходит сюда раз в неделю, - сказал он, опуская на стул.
- К нам приходит психиатр? - удивлённо спросил я и внезапно почувствовал, как твердеет взгляд Уильяма, сержанта Брика, направленный на меня, - Я шучу-шучу, - ответил я вполне честно, потому что, только что вспомнил маленького сорока-пяти летнего мужчину в очках, который приезжает к нам каждую среду после обеда.
- Просто, так действительно больше шансов выйти досрочно, - произнёс он, поднимаясь со стула и поправляя ремень, на котором висел чехол для пистолета.
- Я понял.
Мой кивок вряд ли был замечен уходящим сержантом, который сразу после моих слов захлопнул дверь. Был уже вечер, поэтому я решил, что завтра пригласить Рея, было бы разумнее.
 
Дверь скрипнула, впуская одного из рядовых охранников и Рея. Я сразу же поднялся с места и отпустил служащего, который покосился на Рея, а потом, пристально посмотрев на меня, всё же вышел из кабинета.
- Ты как? – спросил я, когда шаги охранника стали тише, а плечи парня, стоящего передо мной, заметно расслабились.
- Как мне может быть в тюрьме? – спросил он, поднимая взгляд, который за неделю потускнел.
Я провел рукой по его голове. Волосы на голове отрасли на пару миллиметров, поэтому напоминали щетину, которая приятно щекотала ладонь.
- Вы что-то хотели мистер Майер? – спросил он, после того, как я убрал руку с его головы и потянулся за пачкой сигарет.
- Да, - ответил я, слегка затормозив, но после продолжив своё действие. Достав из неё сигарету, я прикурил и, прислонившись к столу, продолжил, - Будешь посещать психиатра?
- Зачем? – настороженно поинтересовался Рей, стоя в расслабленной позе с руками в наручниках за спиной.
- Это пойдёт на пользу твоему досрочному, - ответил я, выпуская через нос клубы дыма и смотря на парня.
- Досрочному? – недоверчиво спросил он.
- Да, - подтвердил я кивком свои слова и по привычке, выработавшейся у меня за годы, провёл по окружности циферблата часов пальцем.
- С чего это я получу досрочное?
- За то, что ты не учувствуешь в потасовках и судимость не имеет тяжёлых аспектов, ты можешь быть рассмотрен комиссией в качестве досрочно освобождённого, - произнёс я, после чего сделав последний затяг, затушил сигарету.
- А зачем мне досрочно выходить отсюда? – спросил внезапно Рей, заставив меня удивлённо поднять брови и даже вскинуть голову.
- Что значит «зачем»? – непонимающе спросил я.
Я, конечно, понимал, что моя тюрьма одна из лучших для заключенных, но не знал, что настолько. Никогда не подозревал о том, что здесь хоть кто-то хочет остаться.
- Здесь хорошо кормят, и если сидеть тихо, то не пристают, - пожимая плечами, произнёс он, -  Здесь есть вы, человек, который всегда на моей стороне, - проговорил парень с лёгкой улыбкой, смотря себе под ноги.  
- Что за бред?! – хватая его за плечи и заставляя поднять на себя взгляд, грозно прошипел я, - Ты не хочешь на волю?
- Я повторюсь, - произнёс он, - Зачем? – он сделал небольшую паузу, переводя взгляд с одного моего глаза на другой, - Чтобы снова бродить, не зная приюта? Чтобы драться за еду и территорию? Чтобы сгнивать заживо?
- Ты хочешь сказать, что здесь ты процветаешь? – встряхивая его за плечи и прерывая его нескончаемый поток вопросов, произнёс я.
- Нет, - покачал он отрицательно головой, - Здесь я просто проживаю жизнь.
- Ты выйдешь досрочно и если ещё раз попадешь сюда, то я прострелю тебе голову, и спишу всё на попытку к бегству. Ты понял меня? – зарычал я, хватая его за грудки и привлекая его лицо к своему ближе, чем следовало бы.
- И где я буду жить, когда выйду?
- У меня!
Эти слова сорвались с моих губ впопыхах, и когда я осознал, что ляпнул, не осознано отпустил парня, и начал копаться в себе. Как дошло до того, что я произнёс эти слова? Подняв взгляд на Рея, я увидел в его глазах надежду, которой никогда не было. Он смотрел на меня так, словно я пообещал ему бесчисленные богатства и любовь до гроба. Я открыл рот, чтобы хоть что-то произнести, но после того, как Рей сделал шаг, снова его закрыл.
Самое неожиданное из всего того, что было у меня в жизни, происходило именно сейчас. Я мог бы подумать и понять всё: то, что он разревется, ткнувшись мне в грудь, или ударит, на крайний случай, тихо произнесёт спасибо на ухо, так, чтобы больше никто его не слышал. Но то, что он сделал, не поддавалось никакой логике.
Рей, сделав несколько шагов ко мне, наклонился и поцеловал меня. Он прижался своими губами к моим. Я бы подумал, что он просто спотыкнулся и неудачно приземлился. Но он действительно меня поцеловал. И даже не смотря на то, что мы просто прижимались губами друг к другу губами, это был поцелуй. Ведь по-другому это не назовешь, ведь так?
А когда он оттолкнулся от меня, то языком провёл по моим губам, явно давая понять, что сделал он это специально.
- У вас глаза красивые, - произнёс он, облизывая свои губы и многозначительно сглатывая.
По правде говоря, с этим я поспорить не мог. Мои глаза были светло-карего цвета, но один из глаз был окрашен не полностью, другую его половину занимал светло-голубой цвет. Этим меня часто дразнили в школе, называя кошачьим глазом. В детстве это было обидно, но в юности и зрелости это играло только в плюс. Не ожидал я, что именно сейчас это сыграет в минус.
- Ты меня поцеловал, - скорее самому себе произнёс я, но Рей всё-таки ответил, хоть это и не было вопросом.
- Да, - кивнул он.
- Ты гей?
- Может быть. У меня был такой опыт. А у вас?
- Тоже, - произнёс я, и после, будто очнувшись, быстро добавил, - но это не имеет значения.
Я смотрел на парня и думал, что он может, влюбился. Но никаких внешних признаков, указывающих на мою догадку, не было. Он не покраснел и даже счастливым не выглядел. Его лицо было столь же беспристрастным, как камень.
Мы продолжали стоять друг напротив друга, молча и смотря друг другу. В этот момент я подумал, что надо ему ответить на его комплемент про глаза.
- У тебя тоже красивые, - кивнул я, после чего добавил, - Ты очень худой, тебе надо больше есть. Едой в столовой вроде не обделяют.
- Хорошо. Я буду кушать больше.
Я, наконец, смог оторвать от парня взгляд и, потянувшись за пачкой, извлёк очередную сигарету, закуривая и вдыхая расслабляющий никотин.
- Я думаю, тебе стоит меньше курить, - произнёс он. Я, не поднимая голову, но делая большой затяг, кивнул, соглашаясь с ним.
Дверь скрипнула, из-за чего мы оба повернулись. В кабинет вошёл Джон, который неодобрительно глянул на меня, и ещё более строго на Рея, который мгновенно собрался и нахмурился. Если прежде он был похож на обычное домашнее животное, то теперь больше напоминал ёжика.
- Вы закончили, босс? – спросил он, и, получив в ответ кивок, уже обратился к Рею, - на выход, - толкая его в плечо, грозно произнес сержант. И после их ухода дверь с треском лопнула, в который раз, сомневаюсь, что она долго продержится.
Категория: Тюрьма | Добавил: Lilu-san (17.09.2012)
Просмотров: 543 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]